28
П
.
етербуржцы и петербурженки
заливает скалы и с шипеньем спол-
зает назад. Упрямый рокот воды
сливается с тревожным шумом леса.
О чем-то сокровенном и не очень
веселом перешептываются вершины
деревьев. Лес сторожит рисунки с
востока. А на западе - безбрежное
озеро. От голубовато-дымчатой
линии горизонта бегут и бегут
волны на берег. На закате солнце
прокладывает в них сверкающую
дорожку» <.
..> «Здесь совместились
три части Вселенной древнего ка-
рельца - Земля - мир живых, Небо
- мир светлых богов, Вода - нижний
мир, мир темных богов». Так писал
К. Д. Лаушкин.
Пейзаж был прекрасен в своей
первозданности, и как-то в Торопце,
разминая папироску, он вспомнил,
что испытывал затруднения с окур-
ками - не смел осквернить ни берега,
ни воды, приходилось набивать ими
карманы. Его язык ученого был
поэтичен.
За рокотом прибоя ему слыша-
лось звучание древних мистерий.
Здесь, «<.
..>на восточном берегу
Онежского озера, где в непосред-
ственной близости от воды все эти
Бесовы, Пери и Гажие носы, купаясь
в воде, почти прямо смотрят на за-
пад, туда, где каждый вечер уходит
в глубину озера солнце<.
..>», «<.
..>
без сомненья происходили сложные
церемонии<.
..>», «<.
..>поклонение
солнцу, его ночному двойнику -
луне, предкам и тотемам»; «про-
изводились колдовские действия,
призванные обеспечить изобилие
рыб, птиц, зверя<.
..>», «добиться
плодовитости женщин племени».
«Магические операции произ-
водятся в виду светила, причем в
критические моменты его стран-
ствий по небосводу: во время заката
или восхода», и ясными вечерами он
пытался проникнуть во внутренний
мир тех, кто жил здесь несколько
тысячелетий назад и сотворил целую
вселенную загадок и головоломок.
Живой бог древних саамов с
великой печалью свершал свой ве-
черний ритуал - прощался с миром
живых, последним багряным золо-
том озаряя нерукотворный алтарь,
гранитный «иконостас», вершины
сосен, а современник наш терпеливо
дожидался онежского чуда. Едва
холодеющие косые лучи ложились
на берег под нужным углом, как в
ответ на прощальную ласку, словно
очнувшись от забытья, у него на гла-
зах оживали очертания лосей, птиц,
рыб, человечков и самого огромного
двухметрового Беса. Странные пер-
сонажи тотчас принимались за свои
загадочные игры в ярком свечении
разноцветных кристаллических
призм, вкрапленных в гранит, в от-
ражениях воды и закатного неба.
Он был потрясен эффектом
движения и «живописи в букваль-
ном смысле слова», когда увидел
это впервые:«По мысу побежали
заходящие лучи, и темно-красный,
отполированный до блеска гранит
засиял мягким розовым светом.
Плохо различимые рисунки вспых-
нули ярко, как лампочки. Я вдруг
очутился в кругу распустившихся
ярких цветов»<.
..>«В лучах закат-
ного солнца рисунки двигались»
- звери перебирали ногами, шеве-
лили хвостами, да еще и сверкали
«разноцветным “лампочками”!»
<...> «Это было чудесно, но объ-
яснимо<.
..>» Сеанс продолжался в
течение четверти часа. В этом син-
хронном свечении и движении он
увидел «намек на будущие “живые
картинки”», на современный кине-
матограф: «Поистине гениальное
творчество онежских художников
создало самый древний в мире ки-
нематограф!» Да еще цветной! Он
превосходно описал это явление и
дал подробные комментарии в статье
«Кино сорок веков назад» (Знание -
Сила. 1968. № 3).
Угасающее светило неудер-
жимо клонилось к горизонту, угол
падения лучей менялся с каждым
мгновеньем, и одновременно, теряя
контуры и подвижность, фигуры
стушевывались, почти исчезали из
виду, чтоб назавтра в те же минуты
вернуться к жизни, занять свои рабо-
чие места в ежевечерне разыгрывае-
мой многоактной драме неведомого
содержания. Живые свидетели - бы-
лые участники древнейшего обрядо-
вого театра, о магических ритуалах
которого «<.
..>мы никогда не узнаем
всех удивительных подробностей,
и которые, может быть, не для всех
членов племени были известны и в
то отдаленное время<.
..>», хранили
молчание заговорщиков, дразнили
не потускневшими во времени «жи-
выми картинками».
Андрей Никитин, очарованный
Онежским побережьем, петрогли-
фами и Константином Лаушкиным,
сохранил в своей книге «Возвраще-
ние к Северу» в главе «Онежские
перекаты» память о его рассуждениях,
предварявших поиски: « - Что такое
любой рисунок? Кодовый знак, несу-
щий определенную информацию».
=
И ст о р и я П ет ерб урга. № 3 (4 3 )/2 0 0 8
И он сравнил рисунки на скалах
с рисунками ребенка, зарисовываю-
щего события в действии, со своего
рода пиктографическим письмом,
где каждый знак обозначает и пред-
мет, и действие:
« - Их совокупность - уже це-
лый рассказ, пьеса, комикс <.
..>
- Но, чтобы прочитать такой
комикс, нужно знать еще “язык”, то
соотношение фигур, которые они
изображают?
- Да, нужно было найти парал-
лельный текст, своего рода “билинг-
ву”, Розеттский камень<.
..>
- Где же<.
..>?
- В этнографии! Но, прежде
всего, нужно было<. >определить
тот круг понятий, духовный мир
людей, которым были необходимы
эти изображения,<.
..>найти куль-
ты, выражением которых были эти
рисунки<.
..>. Вот почему в первой
части моего исследования я начал
с утверждения солнечного культа и
анализа топографии места. Доказав,
что все петроглифы - не бытописа-
ние, не летопись, а магия, я мог уже
приступить к поискам аналогий в
сознании примитивных народов,
к тем поискам которые позволили
найти для онежских петроглифов
“билингву”.
- Равдоникас сделал первый,
самый важный шаг: он нашел среди
петроглифов “ключ” - солярные
знаки. <.
..> Но “дверь” пришлось
искать мне! Мифы, легенды? Их
множество. А вот конкретно, именно
здесь, - что позволило бы совме-
стить изображение и текст, доказать
тождество сюжета? <.
..> Но когда я
приехал на место, когда разобрался в
композициях - о, эти сцены заигра-
ли! Они стали бросаться в глаза!
И вот тут-то пришлось окунуться
в океан этнографии и фольклора.»
(Никитин А. Возвращение к Северу
С. 224-225.)
Было очевидно, что «<.
..>живое
слово лучше всего объяснит загадоч-
ные черты немого рисунка» - «немое
кино» нуждалось в «титрах».
Столкнувшись с невероятно
сложными, почти неразрешимыми
задачами, он отметил: «Надо пом-
нить об особенностях зеркала, в ко-
тором отразились мифологические
образы. Живое поэтическое слово
изменяет лики первобытных мифов,
подобно тому, как причудливо ис-
кажает колышущаяся вода черты
заглянувшего в нее лица» «<.
..>Пои-
ски в живом фольклоре древних
мифологических сказаний требуют
предыдущая страница 27 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст