П
.
етербуржцы и петербурженки
мира» - оживленный и озвученный
миф о сотворении вселенной из
яйца чудесной птицы Лебедя! А со-
вершенно потрясающая «Борьба за
огонь», в которой участвуют и чудо-
вищная рыба, и лебедь, похитивший
солнце с неба.
.. И, в заключение,
«Остров-преисподняя».
«Я израсходовал все свое серое
мозговое вещество на расшифровку
онежских петроглифов!», - смеялся
он в новогоднем послании мне через
много лет.
***
Ленинградские воспоминания
уводят в те времена, когда он с осо-
бым упоением работал над компо-
зицией, приютившейся среди скал
Пери Носа, где располагалась, по его
мнению, центральная часть святи-
лища, «изобилующая наскальными
рисунками».
Расследование ужасного злодея-
ния и невероятно жестокого, но спра-
ведливого наказания за него стоит
того, чтоб о нем рассказать, обойти его
здесь - непростительное дело.
«На третьем мысу Пери Носа
выбита сложная композиция, со-
стоящая из пяти фигур. Три фигу-
ры соприкасаются друг с другом:
человек с распростертыми руками,
дальше какое-то не совсем понятное
животное и, наконец, лось. Сверху
выбито изображение топора, снизу
кружок или овал неправильных
очертаний».
Сцена охоты - утверждал
А. М. Линевский. К. Д. Лаушкин не
мог не «почувствовать в этой на-
скальной гравюре поэзии древнего
солнечного мифа, повествующего о
борьбе солнца со злыми чудовищами
и об участии в этой борьбе культур-
ных героев».
Как восстановить «литератур-
ную форму» его? Предполагаемый
сюжет обещал захватывающий
детектив. По своему внутреннему
смыслу персонажи были загадоч-
ны, загадочной была связь между
ними, и, чтобы получить «логиче-
ски стройный рассказ, отвечающий
закону единства места, времени и
содержания», прежде всего, необ-
ходимо было определить значение
их в мифологии древних карельцев,
«кодовые знаки» в святилище и их
функции в композиции.
Непросто распутать узел, свя-
зывающий участников не простого
дела. Особая трудность состояла в
том, что с точки зрения мифологии
«каждая из фигур, взятая в отдель-
ности, могла получить не одно, не
два, а несколько истолкований». А
надо было выбрать единственное,
сообразное с контекстом искомого
мифа. Он уподобил эту часть задачи
математической операции, которая
«решается с помощью подборки
нужных величин» в уравнении с не-
сколькими неизвестными методом
исключения. Два элемента уравне-
ния из пяти были, в общем, понятны
с самого начала:
Схематичный и голый, опреде-
ленно чем-то разгневанный человечек
с «детского» с рисунка «ни в коем
случае не мог быть простым охотни-
ком». Прежде всего, «изображение
живого человека противоречило бы
нормам первобытного сознания».
Это мертвый человек, либо боже-
ство. В любом случае - «существо
сверхъестественное, мифологиче-
ское», возможно, «культурный герой
типа Вяйнемейнена», наделенный
сверхъестественной силой и «совер-
шивший немало подвигов на благо
своего народа». Правой ногой этот
друг народа куда-то грубо гонит «не
совсем понятное животное», весьма
несимпатичное, прицепившееся к
ноге «галопом» удирающего от него
лося, нанося ему чувствительный удар
как раз в то самое место, откуда растут
его неуклюжие толстые лапы. «Мерз-
кая гадина» принадлежит разряду
к «известных», она никак не может
быть бегущей, согласно Линевскому,
собакой. Реалистическая собака вели-
чиной с лося? Кто видел такую? И кто
стал бы изображать собаку в проекции
сверху? Но и не ящерица, как полагал
Равдоникас, зверь бесхвост. Лягушка,
фантастическая, непомерно огромная
рядом с остальными участниками
действа, невиданная никем и никогда
мифологическая лягушка, «несо-
мненно, чудовище бездны, страшное
назначение которого преследовать и
губить солнечные существа» - парал-
лелей к такому толкованию образа в
мифологии саамов бездна.
Великий герой - друг народа,
мерзкая гадина - враг народа, с ними
ясно. А вот три «неизвестных» до-
ставили немало хлопот.
Лось, на помощь которому спе-
шит герой, в северной мифологии
мог иметь множество значений. К. Д.
Лаушкин останавливается на трак-
товке В. И. Равдоникаса: «двойник
солнца», быстроногое солнечное
существо.
Но топор, вылетающий из пра-
вой руки мифологического героя,
лезвием направленный к голове
мифологического животного? Мог
ли им быть обычный топор, которым
пользуются обычные люди, напри-
мер, для рубки обычных дров? Ко-
нечно, это волшебный, «магический
топор, наделенный силой убивать
сверхъестественные существа».
Будучи «одушевленным» «неза-
висимым персонажем мифа», «вы-
рвавшись из руки Героя, он мог дей-
ствовать вполне самостоятельно, по-
добно тому, как орудует в народных
сказках чудесная дубинка, которая
является, несомненно, живым вос-
поминанием о древнем магическом
оружии», например, Мйольнире,
молоте скандинавского бога грома
Тора. Здесь он призван размозжить
голову «мерзкой гадине», явно за-
думавшей недоброе дело.
И, наконец, кружок, кривой,
«с двумя маленькими рожками».
Да это же наш старый знакомый,
солярный знак, только несколько
«укороченный», он выступает здесь
мифологическим символом земного
двойника небесного огня - солнца,
это очаг - одушевленный, как и
волшебный топор, персонаж. В очаге
сжигали саамы «кости враждебных
человеку мифологических существ»
- змей, жаб и прочих гадов, чтобы не
родились заново, не принесли людям
нового зла.
Злополучной героиней древней
лопарской сказки, «о которой пом-
нили еще в ХХ веке», и которая так
долго плутала в бесконечных пере-
сказах, что стала «похожа на стару-
шечье бормотанье», была лягушка.
Она украла сына у одной старухи, за
что была убита, пасынком старухи,
охотником, с помощью скребка для
выделки оленьих шкур, привязана
к хвосту коня и сожжена в горячей
золе, и это лишь в двух словах - сю-
жет невероятно запутан.
И удивительно: персонажи сказ-
ки и петроглифа одного ряда, но
на месте мифологического героя
действует обычный охотник, сол-
нечное божество лось превратился в
коня, «земной огонь» в печную золу;
волшебный топор в обыкновенный
скребок, фантастическое чудовище
в обыкновенную, хоть и сказочную
лягушку.
В сказке «переживается миф,
который воплощен» в петроглифе?!
«По внешним признакам» компо-
зиция могла даже показаться «от-
четливой иллюстрацией» к сказке,
«сохранившей всех героев пред-
полагаемого» мифа. Какое легкое
решенье!
31
История Петербурга. № 3 (43)/2008
предыдущая страница 30 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн следующая страница 32 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст