32
П
.
етербуржцы и петербурженки
Но обвинение в покушении на
жизнь божества не требует особых
доказательств в некоторых царствах-
государствах, а «в науке нужна сугу-
бая осторожность», науке служат не
следователи, науке служат исследо-
ватели. Дело в том, что «сказка сама
нуждалась в расшифровке», ведь
«она могла законсервировать толь-
ко самый каркас древнего мифа».
Ситуации его в старушечьем бормо-
танье переосмыслены, переведены
в бытовой план, и предполагаемое
на скале «чудесное» преступление
лягушки, якобы покусившейся на
жизнь живого бога саамов, «было
заменено на бытовое».
Добросовестный исследователь
призвал в свидетели лопарский эпос
«О солнцевой дочери», «разраба-
тывающий сюжет о борьбе светлых
и темных космических сил» и «со-
вершенно недвусмысленно выяв-
ляющий неоспоримые черты мифа
об умирающем и воскресающем
солнечном божестве». «Несмотря
на многие искажения, внесенные
в него временем, он сохранил в
себе следы верований лопарей,
как древних, так и современных»,
и «по своему внутреннему смыс-
лу» к мифу он стоит много ближе,
чем сказка. «Действуют в нем ис-
ключительно сверхъестественные
существа» - мифологический
герой, совершивший великий
подвиг; злые мертвецы с далекого
острова; загадочная Остроглазка с
четырьмя глазами по обе стороны
головы, которая, в конце концов,
стала женой солнца; само солнце;
и, наконец, - злая лягушка!
Многие из них хорошо нам
«знакомые лица, но поставленные
в иные позиции по отношению друг
к другу», отношения их осложнены
нереальными в реальной жизни со-
бытиями.
Как разобраться в умопомра-
чительных перипетиях поистине
сверхъестественных героев, не сло-
мав головы?
И все же эпос «пролил яркий
свет на внутренние связи» персона-
жей искомого мифа - «прояснилось
лицо лягушки, полустертое в лопар-
ских сказках», родился и ожидаемый
«логически стройный рассказ»: без-
образное чудовище вот-вот утащит
лося, молодого и прекрасного, в
«нижний мир», в «избу мертвых»,
в Туонелу, утопит в озере. Да на что
же великий герой с его магическим
топором и «земной огонь», ожидаю-
щий «гадину»?.
.
Головоломное уравнение и вся
задача в целом, на мой взгляд, реше-
ны на пять с плюсом: «сквозь флер
полузабытых сказаний», спроеци-
рованных на неуклюжие, однако
далеко не примитивные изображе-
ния, крепко спаянные в единой по
смыслу и динамике композиции,
высветилась фабула первобытного
солнечного мифа.
Северный рыболов и охотник,
веками угнетаемый «чувством
страха перед темнотой и ночью,
одним из самых древних и одним из
самых устойчивых чувств человека»,
ничего не ведал об истинном миро-
здании - звездах, солнце, луне и
земной тверди под ногами. Вернется
ли утром дарящее жизнь светило на
небосвод или так и останется в пре-
исподней в окружении подземной
нечисти? Какие злобные силы или
чары заставляют его скрываться на
дно озера каждый вечер? А долгая и
лютая беспросветная зимняя мгла?
И вот явился на берег великий
художник - маг и чародей. Он верил
в свое искусство мага и в магическую
силу своего искусства, светлые до-
брые боги научили его, как справить-
ся с мировым злом: убить топором
гада и выжечь дотла его останки,
испепелить.
..
Чародей высек на скале мечту
своего племени о победе славного
героя над злобным чудовищем,
задумавшим отобрать у людей
Солнце, лишить их «его теплой ла-
ски». Яростно напряженный сюжет
и вырастающую в нем тему рока,
выступающего на стороне добрых
сил, он разыграл со всей глубиной
страсти, и, как сказали бы сегодня, на
высоком профессиональном уровне:
«художник с большой чуткостью
и искусством использовал поверх-
ность скалы как планшет для слож-
ной и многозначной композиции.
Фигуры расставлены так, что для
тех, кто знал миф, было очевидно
безысходное положение лягушки.
Куда же она, в конце концов, мчит-
ся? С одной стороны, несомненно,
за удирающим лосем. Но голова ее
роковым образом направлена в сто-
рону очага, губительного для злых
существ. И разящий топор навис над
ней. Лягушка - обречена. Лопарская
мифология и высокое мастерство
древнего художника помогают нам
постичь его замысел».
В сцене двойного преследова-
ния - лося и лягушки - безымян-
ный кудесник представил нам не
протокольную запись о неверо-
ятном событии, но «.
..на тяжелом
и неподатливом полотне создал
динамичный образ лихорадочного
гона», используя еще и поразитель-
ный кинематографический и живо-
писный эффект «взаимодействия
между солнцем и изображением»:
«Только что на гранитном экране
продемонстрирован фильм о три-
умфе светлых сил. Врагам в поуче-
ние, людям на радость», - об этом
в упомянутой уже статье «Кино
сорок веков назад».
А непревзойденному триедин-
ству: времени - на закате солнца; ме-
ста - святилища с его волшебными
световыми эффектами, и действия -
содержания, право же, позавидовал
бы любой сочинитель драмы.
Загадочное искусство вдохно-
вило на поиск, в поиске пришло
название увлекательной, как остро-
сюжетный детектив, главы: «Надо
полагать, что первобытное сознание,
не отрывающее причину и след-
ствие друг от друга, воспринимало
наскальный рисунок как рассказ о
преступлении и наказании сверх-
ъестественной лягушки».
Ничто не ново на Земле: «<.
..>
человек есть человек, он всегда, с
древнейших времен, был преоб-
разователем природы, активным,
сознательным началом ее. Он не мог
оставаться равнодушным свидете-
лем ожесточенной борьбы своего
доброго божества с темными силами.
Не задумываясь, он бросается в от-
чаянную схватку, отдаваясь борьбе
со всем героизмом человеческой
души, который привел человечество
к свершению великих подвигов.
Высекая на скале живые об-
разы мифа, он помогал солнцу
выдержать бой с темными силами.
Запечатлевая образы монумен-
тально - на твердом, нерушимом
камне, он не боялся «тяжелой каме-
нотесной» работы. Напротив того,
он не жалел сил, чтобы выбитый в
скале рисунок оставался как можно
дольше, а лучше - навсегда: чтобы
навсегда была предопределена по-
беда над мраком дружественного
человеку солнечного божества.
Ведь остававшееся на берегу по-
сле полного исчезновения солнца
изображение сохраняло здесь, в
наземном мире, какую-то частич-
ку солнца, и, следовательно, было
залогом радостного возвращения
животворящего светила из мрака и
холода, из царства мертвых.
Продолжение следует
История Петербурга. № 3 (43)/2008
предыдущая страница 31 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн следующая страница 33 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст