Б л
локада Ленинграда
хранение, а тем более распростра-
нение сурово каралось, вплоть до
расстрела по приговору Военного
трибунала.
Надо сказать, что неудачи совет-
ских войск в первый период войны,
стремительное продвижение не-
мецких войск к Ленинграду вызвали
среди части солдат и населения
негативные явления. В донесениях
весьма разветвленной агентуры
НКВД и просмотренной цензурой
письмах отмечались пораженческие
настроения, неверие в возможность
остановить врага, превосходство не-
мецкого вооружения, острая крити-
ка командиров. С началом блокады
возникало острое недовольство
ситуацией в связи с начавшимся
голодом, появились сообщения об
аресте спекулянтов продовольстви-
ем, затем - жуткие свидетельства о
случаях людоедства. Однако фактов
проявления антисемитизма срав-
нительно немного, хотя они также
тщательно фиксировались.
Первое сообщение о таком
случае появляется в очередном со-
вершенно секретном спецсообще-
нии Курбаткина от 10 декабря 1941
года, направленном секретарю ЦК
ВКП(б), секретарю Ленинградского
горкома и обкома ВКП(б), члену Во-
енного совета Северо-Западного на-
правления и Ленфронта А. А. Жда-
нову, командующему Ленфронтом
генералу М. С. Хозину, секретарю
Ленинградского Горкома ВКП(б) ,
члену Военного совета Ленфронта
А. А. Кузнецову. Столь высокопо-
ставленным лицам в тот страшный
период, когда ежедневно от голода
умирали тысячи ленинградцев, Кур-
баткин посчитал важным донести
в контексте общей информации о
распространяемых в городе слухах
в связи с эвакуацией из города на-
селения следующее: «Домашняя
хозяйка Губнер: «Я слышала от
военных, что дорогу очищают для
эвакуации армии. Ничего страшно-
го не будет, если в Ленинград придут
немцы. Пострадают только евреи и
коммунисты»11.
Второе сообщение такого рода
встречается в спецсообщении Кур-
баткина, направленном ввиду его
важности, кроме ленинградского
руководства, главе НКВД Л. П. Берии
и его заместителю В. Н. Меркулову,
12 января 1942 года. Оно очень под-
робное и содержит такие жуткие
строки:
«Начиная с третьей декады де-
кабря месяца 1941 г. продуктовые
карточки населения Ленинграда
полностью не отовариваются. Кроме
хлеба (350 г рабочим и 200 г служа-
щим) население никаких продуктов
не получает».
«В связи с недостатком продо-
вольствия в городе увеличивается
смертность и заболевания среди
местного населения.
.. Если в тече-
ние 1940 г. в Ленинграде умерло
53 821 человек, то за один декабрь
1941 г. умерло 52 612 человек. За 10
дней января 1942 г. в городе умерло
28 043 чел.».
«В городе отмечено 77 случаев
людоедства, из них только за 10 дней
января 42 случая».
Однако самым важным для
властей было следующее: «В январе
месяце в городе отмечаются случаи
распространения контрреволюци-
онных листовок, призывающих к
«голодной демонстрации». В одном
из домов на Васильевском острове
в ящике для писем обнаружена ли-
стовка, написанная от руки:
«Граждане! Скоро будет пять
месяцев, как мы находимся в
железном кольце блокады. Наши
войска не в силах прорвать коль-
цо, а правительство, упорствуя,
оказывает бессмысленное сопро-
тивление германским войскам.
Ленинград стал местом смерти.
Люди стали умирать на улицах.
Наше правительство народ не
жалеет. Мы все умрем голодной
смертью, если не возьмемся сами
за свое освобождение. Выходите
все на голодную демонстрацию
на площадь Урицкого 22 января
1942 года к 10 час. утра, откуда
пойдем просить войска прекра-
тить безумное сопротивление. Не
бойтесь! Наши войска - это наши
отцы, братья и сыновья. Стрелять
они в нас не будут. Не бойтесь
ничтожного НКВД, который не
в силах остановить голодную
массу людей.
Голод будет нашим
народным вождем!
Пусть каждый,
прочитавший это воззвание на-
пишет 10 таких же и опустит их
по домашним почтовым ящикам
соседних домов.
Распространяйте
листовки быстрей!».
Составители и распространи-
тели этого воззвания, конечно, не
могли рассчитывать на снисхожде-
ние в случае ареста. Однако, тем не
менее, вопреки «рекомендациям»
нацистских листовок обошлось без
антисемитских пассажей.
Такая тенденция подтверждает-
ся и другими сообщениями НКВД
в Москву.
В спецсообщении от 28/29
января 1942 года отмечалось, что
несмотря на повышение с 25 января
норм выдачи хлеба общее поло-
жение населения не улучшилось.
«В связи с продовольственными
трудностями, отсутствием в жилых
домах воды и электроосвещения, не-
достатком топлива, отрицательные
настроения возросли». Приводится
много высказываний недовольных
- от доцента Политехнического
института Шмидта и профессора
Ленгосуниверситета Полетики до
пенсионера Дыренкова, утверж-
давшего, что «налеты на булочные
(голодающих) приняли массовый
характер».
Тяжесть положения подчерки-
вают и содержащиеся в спецдоне-
сении строки: «Военная цензура
отмечает рост отрицательных
антисоветских настроений. Если
в начале января корреспонден-
ция граждан с отрицательными
настроениями составляла от 6 до
9%, то за последние дни такая кор-
респонденция составляет 20%».
Авторы писем сообщали, что по-
ложение Ленинграда безнадежно,
население вымирает, заботы о нем
государство не проявляет.
Важно то, что в том подроб-
ном и откровенном тревожном
донесении среди многочисленных
цитат антисоветских высказываний
только одно носило антисемитский
характер. Некий мастер паровозо-
ремонтного завода Лутовинов зая-
вил: «Наши руководители не забо-
тятся о снабжении продовольствием
населения.
Хорошо живут только
евреи, они пролезли во все торговые
организации""'.
Дольше так жить
нельзя, нужно требовать прекраще-
ния войны, иначе мы погибнем»12.
Последнее приведенное в книге
«В тисках голода» спецдонесение
Курбаткина датируется уже маем
1943 года, когда острота продоволь-
ственного снабжения населения
несколько ослабла. К 1 мая жители
получили дополнительно к полно-
стью отоваренным продовольствен-
ным карточкам муку, крупу, сельдь,
сухие овощи и фрукты, кофе и водку.
Однако только в спецдонесении от
7 апреля 1943 года указывалось:
71
История Петербурга. № 3 (43)/2008
предыдущая страница 70 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн следующая страница 72 История Петербурга №43 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст