уша Петербурга
24
профессора композиции, теории,
гармонии и контрапункта. Именно
он в это время исполнял обязанно-
сти директора консерватории, так
как с 28 мая 1882 года по 1 июня
1883 года К. Ю. Давыдов был в го-
дичном отпуске.
Таким образом, Рахманинова
зачислили в класс специального
фортепиано Владимира Васильеви-
ча Демянского, в который входило
большое число учениц и лишь не-
сколько учеников. Вместе с Рахма-
ниновым у него учились Николай
Дьяков, Леонид Зевих, Алексей
Романов и Иван Трегубов3. К сожа-
лению, документальных сведений
об этих учениках не удалось найти,
но, возможно, с ними у Рахманинова
могли завязаться первые дружеские
отношения.
В этом же архивном фонде на-
ходятся и материалы о педагогах
консерватории. Среди них есть све-
дения о преподавателе Рахманинова
по классу специального фортепиано
В. В. Демянском. Как свидетель-
ствуют эти документы, Демянский
окончил консерваторию в 1878
году с малой серебряной медалью
по классу фортепиано Г. Г. Кросса и
сразу стал преподавать на младшем
отделении. Облик первого педагога
Рахманинова можно представить
по воспоминаниям ученика Демян-
ского с 1885 года С. М. Майкапара4:
«Как преподаватель, Демянский
отличался прежде всего чрезвы-
чайной добросовестностью в своей
работе с учениками, огромным за-
пасом терпения, необыкновенным
спокойствием и выдержкой. Он
обладал хорошими знаниями и
большим уже тогда педагогическим
опытом. Отличительной чертой его
были необыкновенное трудолюбие
и большая организованность в
работе». Но эти же качества ино-
гда оборачивались против него.
Уделяя огромную часть времени
и сил малоодаренным ученикам, с
которыми, вместо полагавшихся 20
минут, нередко просиживал по часу
и дольше, он не успевал заниматься
со способными учениками и давал
лишь указания на словах, что и как
надо приготовить к следующему
уроку. «Ну, вы-то ведь сможете и
сами хорошо справиться с этой ра-
ботой»5, - прибавлял он при этом.
Это, в конечном счете, привело к
тому, что Рахманинов перестал хо-
дить на его занятия.
Карл Юльевич Давыдов
Но все же не совсем верно было
бы утверждать, будто Рахманинов
учился по специальному курсу
фортепиано безуспешно. Оценки,
выставленные членами экзамена-
ционной комиссии за выступления
Рахманинова на публичных экза-
менах (на них могли присутство-
вать депутаты от правительства,
почетные и действительные члены
ИРМО, родители учеников, посто-
ронние лица), свидетельствуют об
обратном. На публичном экзамене,
состоявшемся 5 мая 1883 года6,
Рахманинов исполнял экзамена-
ционную пьесу, за которую почти
все преподаватели поставили балл
4 1/2 (означает весьма хорошо). За
исполнение пьесы на экзамене в
следующем году, 4 мая 1884 года7,
комиссия уже единодушно вы-
ставила 4 1/2 балла. В следующем
году Рахманинов улучшил свои ре-
зультаты. На публичном экзамене,
состоявшемся 30 апреля 1885 года8,
большинство членов комиссии по-
ставили ученику 5 баллов, а в табеле
старшего преподавателя Н. Б. Панш
в графе «Годичная отметка учащего»
выставлена «5». Таким образом,
несомненно, виден хоть малый, но
рост профессионального мастерства
Рахманинова.
К сожалению неизвестно, что
исполнял Рахманинов на тех экза-
менах. Видимо, то были произведе-
ния, близкие к тому, что он играл на
учебных концертах. На состязатель-
ном музыкальном вечере учащихся
низших курсов, состоявшемся 30
января 1884 года, он исполнил
Сонатину Беренса9, 16 октября -
Вариации G-duг Бетховена10, 5 и
19 февраля 1885 года - Этюд Багге,
двухголосную инвенцию Е^иг Баха
и Рондо Моцарта11.
С теоретическими дисципли-
нами дело обстояло иначе. Из-
вестно, что педагогом Рахманинова
по сольфеджио и элементарной
теории был Александр Иванович
Рубец (1837-1913). В литературе
указывается12, что А. И. Рубец сразу
же отметил у Сергея прекрасную
память и абсолютный слух и отвел
в класс гармонии Ливерия Антоно-
вича Саккетти (1852-1916). Но тот
занимался с учениками не по учеб-
никам, а читал свои собственные
лекции, которые необходимо было
записывать. Конечно, девятилетний
Рахманинов не умел этого делать
и поэтому вскоре вынужден был
вернуться в класс сольфеджио и
теории. В дальнейшем он перестал
посещать и те занятия, что привело
к его отсутствию на экзамене.
Это отсутствие подтверждается
и архивным документом13. 27 апреля
1885 года у старшего преподавателя
Анатолия Константиновича Лядова
состоялся экзамен по сольфеджио
и элементарной теории. В список
учащихся обязательного класса вхо-
дил и С. Рахманинов. Отметим, что
до настоящего времени этот факт,
объединяющий двух великих ком-
позиторов, не был известен. Чле-
нами экзаменационной комиссии
в 1885 году были Ю. И. Иогансен,
А. Р. Бернгард, Л. А. Саккетти,
А. И. Рубец и Н. А. Римский-
Корсаков. В их табелях напротив
фамилии «Рахманинов» не выстав-
лен балл, что означает отсутствие
ученика на экзамене. Возможно, это
обстоятельство и еще плохие оценки
по научным классам привели к во-
просу об отчислении Рахманинова
из консерватории.
Но все же не совсем справед-
ливо было бы утверждать, будто
Рахманинов ничего не вынес для
себя из стен Петербургской консер-
ватории. Культурная и музыкальная
жизнь столицы, хотя бы косвенно,
не могла не отразиться на впечат-
лительном мальчике. Рахманинов-
ученик общался с талантливыми
педагогами. При посещении кон-
серватории он мог встречаться с
Н. А. Римским-Корсаковым и
К. Ю. Давыдовым, слышать их му-
зыку в концертах консерватории. В
История Петербурга. № 4 (44)/2008
предыдущая страница 23 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн следующая страница 25 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст