П
е
етербуржцы и петербурженки
сельников онежского побережья
- протосаамов, прослеживал связи
финно-угорских шаманистских
представлений с сюжетами наскаль-
ных картин. Это его доклады в ИЭ
и ГЭ «Следы шаманистских пред-
ставлений в образах наскальных
изображений Онежского озера» в
1970 году, «О времени появления
культа Солнца в истории перво-
бытного общества» в 1972 году, и
все остальное, что указано в списке
его работ*.
А более всего он гордится
своей «Бабой Ягой и одноногими
богами» - небольшой по объему,
насыщенной доказательствами, и,
скажем, какой-то веселой работой.
С привычным азартом отдавшись
сравнительной мифологии, он
прослеживал ее генеалогию от
хвостатости к одноногости, за-
тем к костеногости и помещению
знаменитой старухи в ступу и к
полетам в позднейшие времена в
этой ступе по небу, что «символи-
зирует ее окончательный отрыв
от сверхъестественных функций,
связанных с землей и преисподней,
и превращение ее в сказочного
персонажа», и убеждал нас в змеи-
ном происхождении популярного
образа русского фольклора и из-
вестной в науке славянской богини
смерти.
Он был полон энергии в те годы.
Статьи и очерки для газет, радио
и научно-популярных журналов,
руководство теоретическим семи-
наром в институте, лекции, доклады,
рос список его опубликованных
работ. Он в высшей степени вос-
требован: участник международного
конгресса, издатель справочников
и путеводителей. Во всех приказах
институту о награждениях, пре-
миях, одобрениях стояло его имя.
Его уважали и любили большин-
ство сослуживцев за веселый нрав,
остроумие, общительность, он был
популярен и занимал множество
выборных должностей в ИЭ, пред-
седательствовал во всевозможных
комиссиях; консультировал научно-
популярные и художественные
фильмы, в том числе в 1968 году
фильм-оперу «Князь Игорь», за-
валивал художников литературой,
много превышающей необходи-
мый спрос, вовлекал их в историю
* Опубликованы в конце этой статьи. -
** Из письма автору, 1964 год.
степных кочевников и их связей с
русскими княжествами. Впору было
менять профессию или приобретать
еще одну.
Складывалось далеко не все:
«Экспедиция на Курилы когда-
нибудь состоится. Возглавлять ее
будет Ю. В. Кнорозов. Вероятно,
поеду и я. А вот когда - не очень
известно. Впрочем, пожалуй, так:
99 шансов из 100, что она не со-
стоится в 1965; в 1966 - 99 из
100 - состоится. Так сказал Зара-
тустра (в смысле Кнорозов)»**. Не
состоялась совсем.
..
В 1967 году его освободили от
научно-просветительской и изда-
тельской деятельности, он перешел
в Восточно-славянский сектор, где
ему предоставили возможность за-
ниматься исключительно научной
работой. В 1970 году он представил
ученому совету ИЭ монографию
«Некоторые вопросы славянской
мифологии в связи с археологиче-
скими находками в Старой Ладо-
ге». Краткая оценка ее есть в его
личном деле, ее дал заведующий
сектором К. В. Чистов: «Уже сейчас
можно сказать, что исследование
К. Д. Лаушкина интересно по замыслу,
и, если не решит окончательно, то, по
крайней мере, предложит некоторые
возможные решения весьма сложных
и запутанных в науке проблем мифо-
логии восточных славян».
12
авторских листов останутся в
рукописи, следов ее не найти.
..
В 1976 году кандидат историче-
ских наук Константин Дамианович
Лаушкин неожиданно для всех
ушел из ИЭ АН СССР на пенсию
с должности младшего научного
сотрудника - как инвалид ВМФ
по инвалидности, заработанной в
тайге.
***
Он был веселым человеком и до-
брым товарищем - таким его знали
мы. И непосвященным в его науку
казался очень веселым ученым.
Веселым не потому, что не-
серьезно относился к ней. Ис-
следователь милостью Божьей,
он смотрел на нее, как казалось
непосвященным, как на азартную
игру, он словно играл в забытых
языческих богов, так весело, как
мальчик, играющий в мячик, -
Ред.
была созвучна его душе испол-
ненная чудес чертовски веселая,
не обязательная в практической
жизни, замечательная наука об
одноногих идолах, шаманах, кол-
дунах, ведьмах, гадких обитателях
подземного мира и добрых солнеч-
ных божествах, о чудесной птице,
сотворившей вселенную из ею сне-
сенного яйца, наука о силах добра
и силах зла, хорошо знакомых ему
по жизни, о культе Светила, оза-
ряющего и согревающего жизнь.
Но он ушел из института, не
дотянув до срока. Почему? Кто раз-
берется в чужой душе, в чужих по-
ступках. Не все могли согласиться
с ним. Так или иначе, он повторил
судьбу В. И. Равдоникаса, рано оста-
вившего службу в государственном
научном учреждении.
«Доктор Паук ходил на службу
в Банку, большую зеленую Банку-
музей, наполненный реликвиями:
младенцами-уродами в спирту, дере-
вяшками с острова Каннибалии, ма-
кетами желтолицых, краснокожих,
темнокожих, пучеглазыми идолами,
чудищами, <.
..> и прочей мишурой
при этикетках. Тут вторую сотню лет
описывали и никак не могли опи-
сать до конца все эти побрякушки»
<. > «описания сопровождались
кучею цитат, сносок, типа: оп., ср.,
и др. Все это называлось наукою
<...> Обитатели Банки тратили на
них только служебное время, да и то
за вычетом разговоров о том, о сем
<...>» (Кондратов А. Здравствуй, ад
/ / Новое литературное обозрение.
1996. № 18. С. 115).
Не буду продолжать. Замеча-
тельные «обитатели» петровской
Кунсткамеры не могли бы про-
стить этой карикатуры, этой чрез-
мерно сердитой прозы сердитого
молодого человека семидесятых,
даже вооружившись спасительным
чувством юмора и самоиронии, и
были бы правы в самой высокой
степени своего самого праведного
гнева. Созвездие имен талантов,
замечательных ученых, не всегда из-
вестных широкой публике, живших
напряженной умственной и духов-
ной жизнью, собрала она под своим
удивительным куполом.
Но, просматривая листки его
личного дела, дивишься разграф-
ленным типографским бланкам,
заверенным заведующими «лич-
ным составом», выпискам из «при-
казов о переводах на должность»,
37
История Петербурга. № 4 (44)/2008
предыдущая страница 36 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн следующая страница 38 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст