П
е
етербуржцы и петербурженки
42
ждал приглашения. Он был полон
энергии накануне внезапной смер-
ти в 1993 году, всего пятидесяти
шести лет.
Избранным и сепаратным го-
стем в Эртелевом бывал Лев Ни-
колаевич Гумилев, изредка Костя
«угощал» им кого-нибудь из нас.
Когда-то на допросе от него потре-
бовали доказательств об отсутствии
у него преступных связей с «сыном
знаменитой поэтессы». Выяснилось
на воле - и Гумилева допрашивали
- перекрестно, но тогда они были
едва знакомы.
С восьмидесятых и до конца
он был щедро открыт новой, со-
всем зеленой молодежи, друзьям
его крестника, то было открытое,
дружеское общение, без менторства,
радостное и творческое по сути, со-
гревавшее его и оставившее им, те-
перь молодым ученым, прекрасные
воспоминания об импровизирован-
ных, эмоциональных почти лекциях
из русской истории, литературы,
философии.
«Депрессии» - эвфемизм, но
он был подвержен и настоящим,
жестоким депрессиям - на время
прерывали его общение с внешним
миром. Обычно это приходило в
памятный ему месяц года - в конце
февраля. Фениксом из пепла возро-
дившись из угара, он возвращал себе
неукротимую жажду видеть людей,
вновь блистал остротой ума, ирони-
ей, парадоксальностью суждений,
непримиримостью в спорах, убеж-
денностью в своей правоте, и всегда
готов был доказать ее логически.
Далеко не все любили его - рез-
кость, парадоксальность и непре-
клонность суждений отталкивала.
Кто-то вспоминает и морщится, но
больше - тепло и с восхищением.
Солагерник его Юрий Леонидович
Грабарь-Шполянский, с нежностью
вспоминая своего друга, удиви-
тельно совпал с А. Л. Никитиным о
«сумасшедшинке в глазах». Говорил
о цельности его натуры, о глубине
и чистоте души, о «глубинном, за-
таенном, испытующем интеллекте»,
о том, что там, в заключении, он был
великолепным собеседником и при
каждом последующем повороте
разговора оказывался «носителем
неожиданного поворота мысли».
Вспоминал о поразительной его
любви к парадоксам и софизмам, о
«страсти к объяснению необъясни-
мых явлений в жизни, проявляв-
шейся в нем всегда». Он не хотел
быть голословным и вспомнил о
полушутливом старинном софизме-
притче, как сам определил жанр,
развлекавший их на станции Чуна за
колючей проволокой: «Существует
ли Господь Бог?», - «Да, конечно,
существует!», - «Господь всемо-
гущ?», - «Да, конечно!», - « Тогда
скажи, может ли Он создать такой
камень, который Он сам не сможет
поднять?» - «Конечно, Господь мо-
жет создать такой камень, который
не сможет поднять». «Но если Он
не сможет поднять его, значит.
..?»
Ответ дал только Лаушкин: «Но в
Его власти и лишить Себя всесилия
и силы поднять этот камень».
Именно лишить Себя силы, а
не просто отказаться от выполнения
парадоксальной задачи. Можно про-
должить - Господь может и это, и что
тогда.
..? И - может быть - уже?
***
Задолго до подготовки к празд-
нованию во всем христианском
мире великого события тысячелет-
ней давности, не популярного тогда
лишь у нас, ему страстно захотелось
отметить его публичным выступле-
нием, напомнить всем, специали-
стам подобным флюсу особенно,
кое о чем. Готовился он в страхе
Божием, на добрый прием особенно
не рассчитывая. Л. Н. Гумилев как
председатель этнографического от-
деления ВГО, помог организовать
вечер на одном из заседаний.
Доклад «Тысячелетие крещения
Руси - этнографические аспекты»
был прочитан 26 ноября 1988 года.
Докладчик был, по своему обыкно-
вению, корректен и не касался сущ-
ности христианства как религии. Он
говорил об исторических аспектах
события: о неизбежности перехода
любого народа от низших форм ре-
лигии к высшим, о роли в истории
России принятия христианства
в деле сближения ее с Европой, о
важности принятия именно визан-
тийского варианта для сохранения
ее самобытности.
В АРГО сохранился конспект
обсуждения - беглый, небрежный.
Отметились в листке человек со-
рок: коллеги по Кунсткамере, от
«Известий» Александр Кондратов,
представители Комитета телеви-
* Наше наследие. М., 1990. № 5. С. 34.
дения и радио, сотрудники Инсти-
тута востоковедения, Института
археологии, преподаватели и сту-
денты ЛГУ, других вузов, школьные
преподаватели, курсанты ЛВВТКУ.
Слушал доклад и один восьмикласс-
ник, гордо отказавшийся вступить
в комсомол и скандализировавший
учителей несанкционированным
выступлением по школьному радио
в день семидесятилетия А. И. Сол-
женицына. Л. Н. Гумилев принял
живое участие в обсуждении и
спорил с докладчиком с большим
азартом. Большинству же тема пока-
залась неожиданной, «новой». Люди
науки задавали вопросы, которые
покажутся нынче смешными, и на
некоторые докладчик не нашелся
с ответом.
На вопрос, возможно ли воз-
рождение христианской веры и
церкви у нас, он высказал убежде-
ние, что «“русофобия” во всем мире
вызвана последствиями отказа от
христианства».
В 1987 году в журнале «Комму-
нист» появилась статья академика
Б. В. Раушенбаха, посвященная
тысячелетию крещения Руси. Она
стала заметным событием в СССР.
В юбилейном 1988 году академик
выступил в Париже в ЮНЕСКО
на международном торжестве по
случаю великой даты. А через год
в одном интервью заявил, что,
не считая себя специалистом по
христианству, всего лишь написал
публицистическую статью, сказав в
ней, что, «слава Богу, нас окрестили,
и как это было хорошо»*. Советский
Ленинград мало напоминал Париж,
Константин Дамианович Лаушкин
был специалистом в религиове-
дении, но не был ни академиком,
ни доктором наук, и доклад его не
был отмечен прессой. Но не забыт
и сегодня. Забавна апокрифически
переданная автору анекдотическая
поправка к докладу не присут-
ствовавшим на слушании другим
веселым человеком и веселым
ученым, Дмитрием Алексеевичем
Мачинским, - молва вышла за
пределы Географического общества.
Когда докладчик заговорил о не-
превзойденности по историческому
масштабу события тысячелетней
давности, о его огромном значении
в истории духовной и культурной
История Петербурга. № 4 (44)/2008
предыдущая страница 41 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн следующая страница 43 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст