П
е
етербуржцы и петербурженки
жизни России, некто с места - им
мог быть один из «флюсов» - будто
бы сердито вмешался: «Но только
после Великой Октябрьской рево-
люции!». Апокрифы не рождаются
на пустом месте. Дело происходило
в Советском Союзе, каких-нибудь
двадцать лет назад, они изменили
нас до неузнаваемости.
***
Родившийся на самом стыке
времен в традиционно православ-
ной русской семье младенец Кон-
стантин, был, разумеется, крещен.
Таинство, свершенное в Николаев-
ской церкви села Бочатского благо-
чиния 13 округа Томской епархии
священником на вакансии диакона
Маркелием Платоновым скрепил
собственноручной подписью и
печатью священник Алексий Скор-
билин, неизвестный нам дворянин
Рачковский держал младенца над
купелью в 1917 году.
А осенью 1982 года промозглым
питерским вечером нам неожиданно
позвонил старый знакомый Юра
Ушаков, строго говоря, не Юра, отец
Георгий. Тогда прошло года два или
три, как он принял сан, покинул Ле-
нинград и служил в одном из даль-
них приходов Псковской области,
в самой ее глубинке. Мы побывали
у него незадолго до его приезда.
Поездка на псковщину в Изборск и
Печоры с предполагаемым заездом
в почти обезлюдевшую деревеньку
Хохловы Горки была приурочена к
осенним школьным каникулам - с
нами было трое ребятишек.
Дорога к храму его оказался не
простой. Из Пскова удалось выехать
только ночным автобусом, и после
двух часов утомительной езды мы
остались на незнакомом проселке
одни - водитель умчался в кромеш-
ную тьму. А мы еще долго петляли в
черных полях, в предутренней мгле
они светили нам холодным пятнами
талого снега. Ориентиром должны
были послужить руины бывшего
барского дома, что-то похожее мель-
кнуло в отдалении сквозь голую
рощу на последнем повороте, когда
уже совсем рассветало. С пути мы не
сбились, и провели полтора незабы-
ваемых дня в доме интеллигентного
сельского священника, не в первом
поколении тонкого питерского
художника.
Очарование его службы в пу-
стынной церкви, скудно освещен-
ной и плохо топленой, чудом вы-
стоявшей здесь более двух столе-
тий, сохранившей старые иконы и
приходские книги от самого своего
основания, трогательное внимание
к детям затмили все музейные экс-
курсии нашей поездки. Произошло
ошеломительное для детского со-
знания событие - встреча с еще
живым, но далеким и чуждым их
существованию, с тем, что в их
представлении давно должно было
исчезнуть из жизни, а если и было
живо, то в параллельном мире,
красивой театральной декорацией,
никак не соприкасаясь с их внутрен-
ними интересами.
Отец Георгий звонил из автома-
та, торопился и был немногословен:
«Я приехал на два дня, другого вре-
мени не будет, нужен.
..». Дальше не-
мыслимо было по телефону - стра-
на называлась Советский Союз,
предприятие, им задуманное, было
опасно и могло повредить ему се-
рьезно и бесповоротно. Следовало
проявить догадливость - пионеру
с двухлетним стажем требовался
восприемник. Отец Георгий прибыл
в назначенный час, с подобранной
под пальто рясой и уже тогда сере-
бряной большой бородой, сказочно
красивый и благостный. Избранный
кандидат в крестные отцы жил не-
подалеку и тоже не заставил себя
ждать.
«Главный специалист по Бабе
Яге» - когда-то любил отрекомен-
довать себя при новом знакомстве
наш ученый друг. При знакомстве с
русским православным священни-
ком подобная шутка была бы более
чем неуместна, и «специалист» был
просто представлен как наш друг,
Константин Демьяныч.
Еще накануне он не решался
на неожиданную миссию - стать
крестным отцом десятилетнего
советского школьника, пионера,
конечно, и колебался, тревожился,
не окажется ли оглашенный белой
вороной в школе. Сомнения отпали,
когда тот заявил да, если не будет
крещен, потому как его друзья одно-
классники давно христиане, он один
«нехристь». Когда же за скромным
ужином на тесной кухне между от-
цом Георгием и восприемником со-
стоялся обмен мнениями по вопро-
сам религии и веры, «специалист»
вдруг осекся в какое-то мгновенье.
Однако торжественность события
и взаимная доброжелательность
обеих сторон стали гарантами счаст-
ливейшего окончания вечера, ужин
прошел без дебатов.
По своему душевному складу
он был человеком религиозным,
верил в бессмертие души, и, как
человек образованный, всегда
писал «Бог» без грубой ошибки,
которую мы были обречены по-
вторять от рождения, и сегодня
она нередко коробит в новейших
русских изданиях.
Ю. Л. Грабарь-Шполянский
помнит еще в лагере его глубокий,
не академический интерес к филосо-
фии буддизма, к русской религиоз-
ной мысли, интерес человека и уче-
ного, желавшего проникнуть в суть
самых сложных проблем, сделать
религию своим духовным опытом.
Не через мистически обретенную
веру во Всемогущего Творца Мира
видимого и невидимого, но через
размышления и сомнения образо-
ванного человека ХХ века, вырос-
шего в стране воинствующего ате-
изма, фанатично убивавшего веру,
с которой когда-то люди приходили
в мир. Потому не мог состояться
его безоговорочный альянс с отцом
Георгием, уверовавшим безоглядно,
по наитию, во все догматы русской
православной церкви, и самоотвер-
женно отдавшимся служению в глу-
хом и нищем деревенском приходе
(вспоминается благодать, в которой
он там пребывал).
Общительный, порой надолго
уходивший в себя, невероятно рани-
мый, иногда резко отказывавший в
общении лучшим друзьям - со всей
тонкостью душевной организации
молодой Костя Лаушкин не побо-
ялся когда-то отстаивать свою честь
и жизнь в неравной бескровной
борьбе. Но никогда не боролся за
«места» под солнцем. И он не сумел
(или не захотел - поправлял Юрий
Иванович Штакельберг), полнее
реализовать себя в обстоятельствах
своего времени. В предлагаемых
обстоятельствах - говорят на про-
фессиональном театре.
«Костя часто говорил в лагере:
если ты хочешь что-то сделать,
сделай хоть что-то», - вспоминал
Юрий Леонидович. Он мог бы
сделать больше, но сделанное им -
замечательно. Он увидел то, чего не
увидели другие: дивный солнечный
храм-вселенная и в нем человек,
43
История Петербурга. № 4 (44)/2008
предыдущая страница 42 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн следующая страница 44 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст