П
е
етербуржцы и петербурженки
Конечно, и среди высокопо-
ставленных военных встречались
исключения: так, комдив Александр
Орел, представлявший Маринеско к
званию Героя, получивший звание
адмирала, когда Маринеско уже
не было в живых, нарком Военно-
морского флота Николай Кузнецов,
адмирал Исаков поддерживали
Маринеско, помогали ему в самые
трудные для него дни, считали, что
он наказан слишком сурово. Защи-
щали они Маринеско от клеветы,
не прекратившейся, к сожалению,
и после его кончины.
В 1965 году адмирал Исаков в
интервью для журнала «Советский
Союз» в связи с двадцатилетием
Дня Победы, отвечая на вопрос
корреспондента: «Что оставило наи-
более глубокий след в вашем созна-
нии из прошлых боевых эпизодов?»,
- сказал: «Пришел к выводу, что
таким беспрецедентным фактором
был успех подводной лодки “С-13”,
ускоривший моральное и физиче-
ское крушение нацизма»2.
До Поляновского о потоплении
«Густлова» рассказал сначала в
газетной заметке 1960 года, а затем
в художественно-документальной
повести «Капитан дальнего пла-
вания» писатель Александр Крон.
Повесть была написана в 1960-е
годы, но вышла в свет лишь в 1983
году в февральском номере «Нового
мира». Более ранней, своевременной
публикации помешали московские
высшие военно-морские чины.
4
октября 1963 года свою телевизи-
онную передачу из знаменитой серии
«Подвиг» известный писатель Сергей
Смирнов целиком посвятил героиче-
скому экипажу «С-13» и ее команди-
ру Александру Маринеско. Рассказал
он и о том, в каком бедственном, без-
выходном положении оказался герой
войны в мирное время.
А в 1968 году с очерком «Ата-
кует “С-13”» выступил нарком
Военно-морского флота Николай
Кузнецов (Нева. 1968. № 7).
В 1970 году вышла небольшая
книга В. Геманова «Подвиг “С-13”»,
но ее тираж невелик.
В 1988 году эту тему поднял Эд.
Поляновский. После появления в
печати очерка «Памятник»3, в кото-
ром журналист рассказал, как тайно,
по-воровски, ночью по приказу из
Москвы с памятника в Лиепае, воз-
двигнутого в честь подвига экипажа
«С-13», убрали имя Маринеско, а из
слов «героический экипаж» исчез
эпитет «героический», на редакции
газет, на высшие начальственные
кабинеты вплоть до кабинетов ЦК
КП С С обрушился такой вал писем
возмущенных читателей, что власть
наконец дрогнула: Маринеско, пусть
и после смерти, все же стал Героем
Советского Союза. А народным
героем он был всегда.
Уволенный из рядов Военно-
морского флота, Маринеско остался
в Ленинграде, но не смог вписаться
в гражданскую жизнь. Кристально
честный, прямой, он боролся с не-
справедливостью, хапужничеством,
воровством. Дошло до того, что по
ложному доносу он был несправед-
ливо осужден на три года и отправ-
лен на Колыму. Правда, из ссылки
его вернули раньше назначенного
срока.
Судьба наградила Александра
Ивановича встречей с Валентиной
Александровной Филимоновой,
ставшей его женой. Они прожили
вместе три года, два из которых он
тяжело болел.
О том, как бедствовал под-
линный, не мнимый герой, каким
преследованиям подвергался, как
голодал, как умирал в затрапезной
ленинградской больнице, фактиче-
ски лишенный врачебной помощи,
как преданно ухаживала за ним
Валентина Александровна, как по-
сле выступления Сергея Смирнова
по телевидению в адрес Маринеско
хлынул поток денежных переводов
и Валентина Александровна смогла
уволиться с работы, чтобы не отлу-
чаться от мужа ни на минуту, - обо
всем этом гневно, взволнованно,
эмоционально Поляновский рас-
сказал в своих очерках «Памятник»,
«Забвение», «Герой и время»4. Очер-
ки эти невозможно читать без слез.
Они запоминаются навсегда.
В очерке «Атака» Поляновский
писал: «То, что творила с ним (Ма-
ринеско. -
Э.
К.) советская власть
вплоть до его нищенской смерти и
после смерти, тоже можно назвать
“атакой века”»5.
Матери Маринеско Татьяне
Михайловне было отказано в пер-
сональной пенсии. Пенсия ее со-
ставляла 21 рубль.
Скончалась Татьяна Михайлов-
на в 1975 году. Жила в коммуналке
и на девятом десятке за дровами и
водой вынуждена была спускаться
во двор.
История Петербурга. № 4 (44)/2008
Поведав о нелегкой судьбе мате-
ри героя в вышеупомянутом очерке
«Атака», Поляновский с горькой
иронией заметил: «Сама виновата,
мать, сама виновата: не того сына
родила».
Маринеско так героически за-
щищал Ленинград в годы войны,
так настрадался в нем в мирные дни,
что можно и должно считать его ле-
нинградцем. Он ленинградец даже в
большей степени, чем многие родив-
шиеся в нашем городе. И не случайно
именно ленинградские школьники
под руководством учительницы му-
зыки Елены Павловны Ждан создали
в 189 школе музей Маринеско.6
За три года до кончины Ма-
ринеско министр обороны СССР,
Маршал Советского Союза, дважды
Герой Советского Союза Родион
Яковлевич Малиновский своим
приказом от 1960 года реабили-
тировал самого известного под-
водника страны, снял с него все
обвинения7.
Эд. Поляновский рассказал и
о штурмане подлодки «С-13» Н и-
колае Яковлевиче Редкобородове,
друге и соратнике Маринеско, кото-
рый в час «атаки века» был рядом с
командиром.
Военная служба всегда сопря-
жена с частыми переменами ме-
ста жительства. Но с 1950 года
Н.Я. Редкобородов - в Ленинграде.
И похоронен он на Центральной
аллее Богословского кладбища, не-
далеко от Маринеско.
Валентина Васильевна Редкобо-
родова, вдова Николая Яковлевича,
живет в Петербурге. Она свято чтит
память мужа и его боевых друзей.
О судьбе самой подлодки «С-13»
Эд. Поляновский рассказал в 1988
году в очерке «Забвение». Вместо
того чтобы сохранить лодку как
памятник, как свидетельство геро-
изма советских подводников в годы
Великой Отечественной войны,
вместо того чтобы поставить ее на
Неве, у Адмиралтейства или у Пе-
тропавловской крепости, при оче-
редном сокращении Вооруженных
Сил С С С Р в середине 1950-х годов
лодку передали в отдел фондового
имущества В М Ф для разделки на
металл. Памятник войны был по-
просту сдан в утиль.
Публикация материалов, за-
щищавших честь и достоинство
экипажа «С-13» и его командира,
стоила их авторам, и Поляновскому
предыдущая страница 45 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн следующая страница 47 История Петербурга №44 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст