уша Петербурга
Бродского как жестокий приговор.
Но в нем говорит чувство любви к
городу и ощущение идеала, в нем
выраженное. В 1966 году Бродский
написал стихотворение «Остановка
в пустыне», где показал, как резко
новое вмешивается в старое. Тут
уж не до Альберти с его уважением
к прошлому. Стихотворение «Оста-
новка в пустыне» есть попытка по-
казать, что разрушая то, что сейчас
кажется ненужным, люди нарушают
традицию. Несомненно, для идеоло-
гического воспитания концертный
зал самой банальной архитектуры и
планировки внутреннего простран-
ства необходимее, чем церковь. Но
кому-то нужна и церковь как выбор
наиболее приемлемой альтернати-
вы, проявление свободы и все той
же идеи бесконечности.
Описывая свой родной город,
Бродский показывает, что в грани-
цах его существует историческая
часть и окраины. Первое не может
быть подвержено изменению и
пока в контексте всего остального
выглядит красиво, но одиноко,
поскольку не поддержано ничем
остальным в той степени, которая
здесь была нужна. И есть окраина
города, которая бурно застраивается
и перестраивается, но все же еще не
соразмерна тому масштабу, который
задан исторической частью. Выход
из противопоставления центра
и окраины состоит в том, чтобы
снять это противоречие. Город на-
конец, после всех перемен и сломов
разного рода, должен окончательно
проснуться, ожить по-настоящему.
Дело не в консервации его образа,
которая была бы губительна, да и,
по существу, невозможна. А в том,
чтобы строящееся здесь доросло до
единого ансамбля старого и нового.
Список использованной литературы:
И этому вряд ли помешало бы при-
влечение зарубежных архитекто-
ров, ведь с подобной акции город в
другую эпоху и начинался. Выход в
том, чтобы не потерять своеобразия,
бывшего прежде, не испортить его
стилизацией новоделов, поскольку
облик Петербурга такой ясный,
что все равно он прорастает сквозь
все нововведения и архитектурные
излишества. Вот именно к этому
идеальному городу и стоило бы
стремиться. Во всяком случае и так
можно было бы прочитать мысли,
высказанные Бродским в эссе и
интервью, в которых, по сути, речь
шла все же немного о другой стране,
и о несколько другом городе. Во
всяком случае позиция Бродского в
связи с Петербургом, как и в связи
с Венецией, высказана достаточно
четко, и она очень убедительна и
достойна поддержки.
Подводя итог сказанному Брод-
ским о Венеции и Петербурге, от-
метим еще раз, что пронизано все
это, будь перед нами поэзия или
проза, любовью и пиететом, четким
пониманием того, что есть город как
архитектурный образ и место жизни
во всех ее разнообразных проявле-
ниях. В каком бы роде это ни было
написано или высказано, вплоть
до интервью, за каждым словом
виден поэт и философ, чуткий,
искренний, доброжелательный
человек, имеющий представление
о том, что есть культура и человек в
ней. Возможно, именно эта тема -
человек и культура - и была лейт-
мотивом его описаний Венеции
и Петербурга, поскольку каждый
из этих городов, давая обильную
пищу для воображения, в своей
неординарности был образцом
для подражания. И еще - точкой
отсчета, некоторой неоспоримой
константой, в контексте которой
и происходили мысленные путе-
шествия Бродского. Важно знать,
что выводы, которые поэт сделал,
достаточно аргументировано и
конкретно приложимы не только к
тем местам, встреча с которыми их
навеяла. По сути, перед нами даны
примеры отношения к культурно-
му наследию, сосуществованию
с ним, что требует и бережности,
когда речь идет о его сохранении, и
мудрой смелости, когда возникают
вопросы, касающиеся выбора пути
их реставрации и дальнейшего раз-
вития, где необходимо находить
гармоничное соотношение не толь-
ко между прошлым и настоящим,
но между будущим и вечным, что
также немаловажно учитывать.
Говоря об архитектуре, Бродский,
наверное, в чем-то пристрастен и
несколько прямолинеен. Однако и
за этим тоже стоят любовь и пиетет,
культурный потенциал человека,
который смог сделать себя сам, не-
смотря ни на какие обстоятельства
и препятствия. И в этом узко кон-
кретном смысле можно, несколько
идеализируя ситуацию, заметить,
что биография Бродского соотноси-
ма с тем, что написано было им про
Венецию и Петербург, другие города
Старого Света и Нового Света, с
той лишь разницей, что в силах
человека достичь того, чтобы го-
рода не умирали, как люди, чтобы
они переживали людей, оставаясь
при этом не только памятником
человеческим способностям и до-
стижениям, но и духовной эстафе-
той для следующих поколений, той
средой обитания, в рамках которой
воспитывается и сознание людей,
и их культура.
Бродский Иосиф. Холмы. Большие стихотворения и поэмы. СПб.: ЛП ВТПО «Киноцентр», 1991.
Бродский Иосиф. Стихотворения. Таллинн: Александра, 1991; Ээсти Раамат, 1991.
Бродский Иосиф. Меньше единицы. Избранные эссе / Пер. с англ. под ред В. Голышева. М.: Изд-во Независимая газета, 1999.
(Серия «Эссеистика»).
Бродский Иосиф. Урания. СПб.: Пушкинский фонд, 2000.
Волков С. Диалоги с Иосифом Бродским / / Вступительная статья Я. Гордина. М.: Изд-во Независимая газета, 1999. (Серия
«Литературные биографии»).
Бартенев И. А., Батажкова В. Н. Очерки истории архитектурных стилей: Учебное пособие. М.: Изобразительное искусство,
1983.
Мастера классического искусства Запада. Сборник статей. М.: Наука, 1983.
Мастера советской архитектуры об архитектуре. Избранные отрывки из писем, статей, выступлений и трактатов: В 2 т. / Под общ.
ред. М. Г. Бархина (и др). Т. 2: Советская архитектура / Сост. М. Г. Бархин и I Ю. С. Яралова. М.: Искусство, 1975.
36
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 35 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 37 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст