уша Петербурга
38
ской среды, способствуют созданию
неповторимой ауры Петербурга. Это
замечательно передано в акварелях
Алены Александровны. К сожале-
нию, этого природного богатства
Петербурга остается все меньше,
но работы художницы сохраняют
своеобразие городских деревьев.
Акварель - живопись, любящая
воду, не способная существовать
без воды, она обретает свои вы-
разительные свойства благодаря
воде, раскрывает свои лучшие ка-
чества. И кажется, что эта техника
предназначена для лета, поздней
весны и золотой осени, когда те-
плая погода позволяет работать на
пленэре. Однако и замерзшая вода,
замершая в сугробах, искрящаяся в
хрустальном инее и застывшая на
поверхности озер и рек, дарит вдох-
новение художнику-акварелисту.
Оказывается, что снежная зима -
акварельное время года. Зимний
пейзаж «На стрелке Васильевского
острова» дарит зрителю чистоту
и свежесть морозного дня. Снег
контрастирует с темными «шапоч-
ками» подстриженных лип. Белые
силуэты заснеженных крыш ясно
читаются на фоне лазурного зим-
него неба. Дымки топящихся печей
и каминов подчеркивают северную
суровую лирику.
Праздничный всплеск гирлянд
большой елки в темноте северной
петербургской зимы запечатлен в
акварели «Сочельник». Это один
из серии листов «Петербург из-
под небес», созданных на высо-
те адмиралтейского шпиля. Как
гигантская рождественская свеча
освещает иссиня-черное небо купол
Исаакиевского собора, ему вторит
Казанский. Волны света пробегают
по Невскому и Гороховой подобно
лунным дорожкам, увиденным
в море ночного города с часовой
башни Адмиралтейства. Все живет
и замирает в предвкушении чуда,
празднует и благоговейно созерцает,
ликует в ожидании самого светлого
праздника в темный период зимы -
Рождества.
Весна дарит петербуржцам
встречу с ароматной сиренью. В
пейзаже «Прогулка в Ботаническом
саду» Алена Васильева запечатле-
ла ее цветение. Сирень является
особым растением, в изображение
которого художники вкладывают
свое настроение, передают свой
образ мыслей, свое мировоззре-
ние (такова сирень у В. Ван Гога,
М. Врубеля). Она проста, деко-
ративна, живописна. Сирень мо-
жет быть очень разной: нежной и
страстной, утонченной и пышной,
трагичной и радостной. Сирень в жи-
вописи - символ жизни живописца. В
акварели А. Васильевой сирень свет-
лая и нежная, брызги драгоценных
пышных розово-сиреневых гроздьев
открываются миру, готовые дарить
радость, делиться ликованием по
поводу прихода весны.
Близок сердцу каждого горо-
жанина пейзаж «Петербургские
крыши». Колорит Петербурга выве-
ден и в охристой штукатурке бранд-
мауэров, и блеске мокрых крыш, в
силуэтах труб, в изгибах слуховых
окон, в графической строгости ан-
тенн, в свежести омытого дождем
июньского неба. Это непарадная
петербургская классика, вместе с
тем - петербургская романтика.
Лето также вдохновляет худож-
ницу. В акварели «Никола Мор-
ской» мокрые тополя выстроились,
вытянулись вдоль решетки канала,
оттеняя своими мощными силуэта-
ми изящество барочной архитекту-
ры колокольни Никольского собора.
В чистом после дождя воздухе лет-
него дня прозрачен Грибоедов канал
с растаявшими в отражении дере-
вьями, а шпиль колокольни сияет на
фоне жизнерадостного облака.
В солнечно-грозовом пейзаже
«Гроза над Невой» яркие, празд-
нично освещенные солнцем раз-
ноцветные дома и «крапчатое» от
дождя небо особенно декоративны.
Египетский сфинкс привычно мок-
нет под летним ливнем. Он дей-
ствительно привык уже за два века
к петербургской погоде, но в своей
философской полудреме и в дождь,
и в снег видит песчаные выжженные
солнцем пустыни Египта. Сотни лет
он охранял покой фараона, видел
лишь процессии жрецов, слышал
шум ветра и шелест песка. А теперь
у его царственных лап кипит жизнь:
мечтают влюбленные, гуляют дети,
болтают студенты, фотографиру-
ются туристы. Он величественно
и снисходительно глядит на них,
выслушивая тайны и признания,
позируя для снимков и живописных
этюдов. Эпохи и культуры пере-
секаются, уживаясь вместе. Бегут
быстрые тучи, плывет яхта под
ослепительно белым парусом - все
миг и вечность.
..
Примечательна серия истори-
ческих пейзажей, запечатлевших
архитектурный ансамбль Герценов-
ского педагогического университета
в его былом облике. Образ милой
сердцу старины создается благодаря
исторической архитектуре и, конеч-
но, фигурам людей, населяющим
картины. Вот на набережной замерз-
шей Мойки остановились и заняты
разговором нянька с укутанным
в шубку ребенком и молочница-
охтенка, дворник в длинной шинели
и переднике убирает снег, извозчик
лихо останавливает сани у ворот
Воспитательного дома. На осенней
акварели по Красному мосту едут
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 37 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 39 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст