П
.
етербуржцы и петербурженки
дру Петровну в ее благородном деле.
Вероятно, это бывало частенько,
поскольку стало вызывать у чи-
новников министерства финансов
возмущение. Государственный
секретарь А. А. Половцев по этому
поводу отмечал, что «в. к. Алексан-
дра Петровна сделала 450 т. р. долга
и что теперь в Министерстве двора
не знают, как поступить, долг этот
тем менее простителен, что она,
кроме обычного своего содержания,
получает ежемесячно 14 т. р., назна-
ченных ей покойным государем»14.
Благодаря этому косвенному свиде-
тельству мы видим, какие средства
требовались Александре Петровне
для деятельности по устройству ее
учреждений. Ее невестка великая
княгиня Милица Николаевна вспо-
минала, что во время посещения
монастыря Александра Петровна,
показывая ей свое хозяйство, по-
ясняла: «Это здание - мои серьги,
здесь - мое ожерелье, а сюда ушли
все мои кольца»15.
В 1889 году она переехала жить
в новую обитель, где свою обычную
обстановку сменила на монастыр-
скую, заняв келью в одну комнату.
Александра Петровна облачилась
в иноческое одеяние, с которым не
расставалась до смерти. В ее каби-
нете находилась чудотворная икона
Почаевской Божией Матери - пода-
рок отца. Молясь перед ней, великая
княгиня получила исцеление: в
монастырскую обитель ее привезли
на тележке, а там она начала ходить,
словно воскресла для новой жизни.
Недаром, как выяснилось уже после
ее смерти, она приняла иночество
с именем Анастасия (с греч. - вос-
кресшая. -
Авт.).
Принятие вели-
кой княгиней пострига держалось
ею в глубокой тайне. Лишь после
вскрытия духовного завещания
Александры Петровны, хранивше-
гося в ризнице Киево-Софийского
собора, стало известно ее иноческое
имя. Принятие иночества относит-
ся, скорее всего, к осени 1889 года,
когда Киев посетили афонские
иеромонахи. Одним из них и было,
видимо, совершено пострижение.
Жизнь и порядок в обители
были организованы по строгому мо-
настырскому уставу. Вся жизнь се-
стер проходила в молитвах и трудах.
Сама великая княгиня много часов
проводила в больнице, иногда по 5-6
часов выстаивала на больных ногах,
ассистируя хирургу. Весь надзор за
подготовкой больных к операциям,
уборкой операционных, дежурством
у постелей оперированных по ночам
принимала она на себя. Надзор за
порядком в больнице, за работой
сестер, за питанием больных, за
их духовной жизнью также несла
на себе «Великая матушка», как с
любовью ее называли. Александра
Петровна сердечно относилась к
врачам, по-матерински ободряла,
старалась помочь им в жизни, до-
веряла их профессионализму. Не-
даром в монастырской больнице ей
самой сделали не одну операцию.
В 1898 г. в Киеве проходил съезд
естествоиспытателей и врачей. Они
посещали врачебные учреждения, в
том числе и больницу Покровского
монастыря, которая оснащенностью
и порядком поразила Варшавского
профессора М. Зенца: «Каждый
кабинет снабжен всеми необхо-
димыми принадлежностями по
своей специальности. Чистота, свет,
воздух и, если угодно, роскошь не
оставляют желать ничего лучшего.
Всех кабинетов я насчитал 12, в ко-
торых, судя по списку, принимают
20 врачей. Один из кабинетов пред-
назначен для отдохновения врачей
и обставлен так, как обставляют
кабинеты у богатых людей.
Все обязанности сестер мило-
сердия при этой амбулатории ис-
полняют монахини.
..
Между прочим, при больнице
имеется единственный в Киеве
кабинет для снятия фотографий
лучами Рентгена, служащий целям
не только этой, но и других киевских
больниц»16.
Созданием монастыря с его
многочисленными лечебными и
благотворительными учрежде-
ниями, с деятельностью монастыр-
ских сестер на пользу ближнего
и страдающего человека великой
княгиней Александрой Петровной
было положено начало новой эры в
культурном значении монастырей
на Руси.
Какова же судьба семьи Алек-
сандры Петровны? В 1890 году
ее супруг Николай Николаевич
тяжело заболел и уехал в Крым в
надежде на выздоровление. Но бо-
лезнь прогрессировала, он никого
не узнавал, отказывался от пищи,
страдал припадками буйства. Нико-
лай Николаевич скончался в Алупке
в апреле 1891 года. Его похоронили
в великокняжеской усыпальнице
Петропавловского собора. Алек-
сандра Петровна на похороны не
приехала, за что многие осудили
ее. Как просто человека, пусть и
грешного, как отца своих детей она
жалела своего бывшего супруга
и была осведомлена о его тяжкой
болезни, о чем свидетельствуют ее
письма сыну Петру Николаевичу
от 16 октября 1890 года: «Милый
дорогой Петр! .Здоровье твоего
бедного отца безвозвратно погибло,
таково мнение врачей - и при этой
болезни жить можно долго, медлен-
но впадая в полный идиотизм. Меня
тяготит мысль, что при настоящем
положении еще не уловили минуты
Покровский монастырь
55
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 54 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 56 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст