П
,
етербуржцы и петербурженки
веточку кораллов, специально для
того взятую. Вернувшаяся дама
мой подарок будто и не заметила,
но настроение ее разительно переме-
нилось: она вдруг вспомнила, что по
нашему ходатайству кое-что можно
сделать.
Появилась надежда, следовало
развивать успех. Я клянчил у това-
рищей по институту морские дико-
вины, явился в заветный кабинет
с набором красивых тропических
раковин, и они были благосклонно
приняты. В итоге переговоров Воло-
диной семье предложили хорошую
квартиру в доме после капитального
ремонта на соседней Второй линии.
Это была невероятная удача, предел
их мечтаний.
Для меня осталось загадкой,
почему пустяк в виде морских суве-
ниров произвел на чиновницу такое
впечатление - тронул ее необычный
способ выражения внимания, или
она сочла его авансом более серьез-
ных подношений, которых так и не
получила. Хочется думать, что ею
руководила не корысть, а скорее
человеколюбие - в советские време-
на, как ни странно, оно встречалось
чаще, чем ныне. Чиновную даму
пригласили потом удостовериться,
как устроилась облагодетельство-
ванная ею семья, и она была принята
Шуваловыми как самая дорогая
гостья.
Переселение нарушило неиз-
менный порядок, сохранявшийся в
шуваловской квартире. Незадолго
до переезда Володя вызвал меня к
себе. Ему, верно, хотелось оставить
мне память о своем старом разо-
ряемом доме, он снял со стены и
преподнес две небольшие картины
в красивых рамках, одну из них - с
памятным изображением толстой
собаки. В ней и была сделана заме-
чательная находка. Под рисунком
собаки в рамке скрывался старый
документ от 1907 года - почет-
ное «Свидетельство» за подписью
Санкт-Петербургского градона-
чальника. Оно гласило, что стар-
шему дворнику Ивану Шувалову,
крестьянину Московской губернии,
за отлично-усердную службу всеми-
лостивейше пожалована серебряная
нагрудная медаль на Станиславской
ленте с надписью «За усердие».
Эта находка произошла еще
в брежневское время, непривыч-
ным двуглавым орлом на печати
и витиеватой подписью документ
Веточка кораллов,
решившая судьбу
шуваловской квартиры
производил сильное впечатление.
Поразило меня и другое обстоя-
тельство: выходило, что дворник
до революции жил не в каморке
под лестницей (как полагалось по
советским канонам), а занимал при-
личную трехкомнатную квартиру, о
которой в те годы мы могли только
мечтать.
Теперь стало понятно проис-
хождение безобразной собаки.
После революции держать «Сви-
детельство» на видном месте стало
опасно, а уничтожить жаль, да и
неясно было, как повернется дело
дальше. Грамоту в рамке закрыли
подходящей по размеру картинкой
и на многие десятилетия о ней за-
были.
«Свидетельство» градоначаль-
ника торжественно, при общем
ликовании гостей и хозяев, было за-
читано на многолюдном Володином
новоселье. Родство его с графами
явно не подтверждалось, громкую
фамилию Шувалов Володин предок
получил скорее всего как бывший
графский крепостной либо житель
деревни, ранее графам принадле-
жавшей. Никто этим разочарован
не был, ибо иметь в родословной
хорошего дворника, да еще кава-
лера серебряной медали, не менее
почетно, чем графа. Как семейная
реликвия дедова грамота бережно
сохранялась Володей, а после его
безвременной смерти хранится его
сыном Сережей.
Приложение:
ксерокопия най-
денной грамоты и фотография
веточки кораллов, подобной той,
что была преподнесена чиновнице
из жилуправления.
59
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 58 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 60 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст