П.
етербуржцы и петербурженки
правительству приходилось пла-
тить за чай баснословно большие
деньги.
«Вы, наверное, заметили, -
писал Верзилин, - пакетики чая с
надписью «Краснодарский улуч-
шенный». Этот пакетик говорит о
том, что чай выращивается в Крас-
нодарском крае на северных скло-
нах Кавказского хребта и приучен
переносить снег и даже сильные
морозы».
Повествовал Верзилин и об
интересной судьбе дуба на россий-
ской почве, искусственные посадки
которого предпринял еще Петр I,
стараясь наполнить новую столи-
цу и ее окрестности редкостными
деревьями. И они, посаженные 300
лет назад самим царем, покоре-
женные временем, все еще высятся
сегодня, обнесенные чугунными
решетками.
А в Сестрорецке под Петер-
бургом сохранилась целая дубовая
роща - «Петровские дубки», ныне
охраняемая Юнеско.
У многих древних народов дуб
почитался деревом священным, как
бы преодолевавшим само время.
Венком из дубовых листьев награж-
дали в Древней Греции за спасение
жизни, храбрость в бою, за спортив-
ные победы.
Изображения листьев дуба ча-
сто встречались в геральдике, гербах
знатных дворянских фамилий.
Дубовые ветви в оформлении
многочисленных мемориалов слу-
жат символом мужества, подвигов
и героизма, проявленного защит-
никами нашего Отечества в годы
Великой Отечественной войны.
Приведенные в книгах Вер-
зилина сравнительные таблицы
содержания полезных веществ в
дубе актуальны и сегодня; писатель
знакомил с открытием клеточного
строения дубовой пробки, с кото-
рого началось открытие и изуче-
ние клеточного строения живых
организмов. Он словно распахивал
двери в кладовые органической
природы, открывая ее тайны перед
непосвященным читателем.
Из его книг явствует также, что
развитие естественнонаучных до-
стижений самым тесным образом
связано с развитием культуры и
цивилизации различных народов
мира.
Писатель часто получал отзывы
читателей на свои книги.
Многим из них нравилось, как
автор рассказал о «царице цветов»
и о войне, которая началась в 1455
году в Англии и получила название
войны Алой и Белой розы.
Поводом для нее послужило из-
брание короля на английский трон.
Собрание лордов, споривших между
собой, происходило в парке Темпля,
где цвело много алых и белых роз.
Спорили два древних английских
рода - Йорки и Ланкастеры.
Ричард Плантагенет, предста-
витель дома Йорков, сорвав с куста
белую розу, предложил сделать то
же самое тем, кто хочет видеть его
королем.
Сторонники Ланкастеров со-
рвали красные розы и прикололи
их к шляпам.
Белая и красная розы перешли
на гербы замков, на щиты и зна-
мена.
Началась Тридцатилетняя война
под знаменами Алой и Белой розы.
Так цветы придали свою окра-
ску историческим событиям, не
только сообщая им свои имена, но и
помогая людям разобраться в своих
спорах, понять «кто есть кто».
Война Алой и Белой роз очень
заинтересовала маленьких читате-
лей, и после выхода в свет книги
«Путешествие с домашними расте-
ниями» стол писателя был букваль-
но завален листочками из школьных
тетрадок с неразборчивыми детски-
ми каракульками.
Оказывается, ребята сначала
представляли эту войну как ска-
зочную войну цветов, и только
прочитав книгу, восстановили ре-
альное представление об истории
той войны.
А в лондонском парке Темпль,
- завершал свое повествование
Верзилин, - долго сохранялись два
исторических куста роз - белый и
красный. Но английские садоводы
вывели особый сорт розы с белы-
ми и красными лепестками одно-
временно, назвав его «ланкастер-
йоркский». И теперь розы уже не
могут быть поводом для войны.
Особое место занимают в ли-
тературе книги Николая Михайло-
вича, написанные им как воспоми-
нания о собственных путешествиях
по странам мира: «Сады и парки
мира» (1961 г.) и «Пылинки дальних
стран» (1969 г.).
Интересно, что в этих книгах
ставятся те же проблемы, которые
решал академик Дмитрий Сер-
геевич Лихачев, - сады и парки как
выражение историко-культурных
традиций разных стран и целых
цивилизаций.
Лихачев фундаментально зани-
мался древнерусским искусством.
Но затем от истоков российской
культуры, от Древней Руси перешел
к современной проблематике сохра-
нения и развития садово-парковой
культуры.
Верзилин занимался многооб-
разием растительного мира и при-
ходил к тем же самым проблемам
поддержания экологии культуры.
В 1960-е годы он выступил по
этим вопросам перед сотрудниками
Ленинградского городского экскур-
сионного бюро.
Происходила эта встреча воз-
ле Оранжереи в Нижнем парке
Петродворца. Длилась недолго, но
многие специалисты, бывшие тогда
экскурсоводами в парках Петер-
гофа, Павловска, Ораниенбаума,
помнят ее до сих пор. После занятия
Верзилина в дворцово-парковом
массиве «царского двора» заново
раскрылся перед ними такой зна-
комый, ни с чем несравнимый мир
русской усадьбы и деревенского
огорода - здесь и ягодные кусты,
и яблоневые посадки, и огородные
овощи.
Два маститых ученых занима-
лись в одно и то же время одними
и теми же вопросами, которые и
сегодня составляют одну из самых
актуальных проблем - проблему
экологической культуры.
У них были разные подходы, но
ратовали они за одно - сохранение
драгоценного зеленого массива на-
шей планеты.
Да и манеры выступления
были совершенно различными.
Когда Лихачев начинал рас-
сказывать о парке «Монрепо» в
г. Выборге, этом образце дворян-
ской садово-парковой культуры,
казалось, он воскрешал даже го-
лоса тех, кто некогда прогуливал-
ся по его ухоженным дорожкам.
Слышалась мелодичная речь Анны
Петровны Керн, которой Пушкин
посвятил свое стихотворение «Я
помню чудное мгновенье».
Верзилин же обращал внима-
ние на любой «зеленый листочек».
Каждое растение рассматривалось
им как дар природы. « Я - пскович,
скобарь, - говорил он, - и горжусь
63
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 62 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 64 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст