етербуржцы и петербурженки
К ..
Д . Лаушкин.
Веселый человек и веселый ученый,
или
Опыт расшифровки одного имени*
Т. К. Сотникова
На этом можно было бы закон-
чить опыт расшифровки его имени,
но остается молодой писатель, и я
договорю. Какое-то общее знаком-
ство привело Сережу Довлатова
к много старшему, образованному
и умному говоруну Константину
Дамиановичу Лаушкину, Косте.
Скорее всего привел его в Эртелев
Саша Кондратов, но встреча их была
закономерна. Писатель, журналист,
бывший невольный охранник при-
шел в гости к такому замечательно-
му сталинскому зеку, им было о чем
поговорить.
Хозяин говорил интересно,
страстно, о многом, с охотой. Пере-
говорить его было не то, что трудно -
совсем невозможно, легче перепить.
Гость «ловил», и дома «стучал» в
Ундервуд - потомкам, любознатель-
ным читателям. Правда, услышал
он куда больше, чем «настучал», да
не осудим художника за благород-
ное «стремление к лаконичности и
лапидарности»1, как стилю, но чуть
поправим его.
Перлы, преданные гласности
«Петрополем», не миф, хотя в
Деле сих жемчужин мы не сыска-
ли. Юрий Иванович Штакельберг
полагает, что при выписке из
ГУЛАГа его другу предъявили до-
сье, которое в поисках персонажа
для розыгрыша очередного фарса
изучал полковник Сидоров в сен-
тябре 1951 года, тогда и произошла
встреча невинно пострадавшего К.
Д. Лаушкина с историческими тек-
стами из его жизни. Спустя сорок
лет, превратившись в довлатовское
соло на Ундервуде, избранное из
них дошло до «широких читатель-
ских кругов». Но чуть поправим
Довлатова.
К. Д. Лаушкин.
Рисунок Геннадия Сотникова
Смеялись и мы над парой анек-
дотцев, длиною, к счастью, не в
шесть лет - меньше: год лубянской
одиночки, две недели камеры смер-
тников в Лефортово, два года четыре
месяца этап и Озерлаг. А реабилита-
ции как таковой не потребовалось,
отпустили досрочно за отсутствием
состава преступления.
Некоторая недостоверность
«физики» не вредит достоверности
образной - жуткой поэзии фарса,
поэтике театра абсурда, апофеозу
родного идиотизма. Если взять два
коротких, гениально правдивых
анекдота за большую метафору,
счет лет - срок - возрастет во мно-
го раз, это оба понимали отлично.
Распивая на улице имени великого
русского писателя Чехова бутылку
красного, да не одну, они смеялись
сквозь чувство горечи и стыда, не
помня чужой злобы, над человече-
ской глупостью и чинопоклонством,
над парадоксами истории и своей
судьбы.
Костя не озлобился в лагере,
но - ни бодряк, ни балагур, с горе-
чью без смеха говорил о поколени-
ях, чья духовная энергия ушла на
«перегной». Была «в ем ума гущина,
а сердце неспокойное» - это как
будто о нем старец Долгорукий его
любимого писателя. И был он до
крайности не притязателен к житей-
ским благам, во всех проявлениях
этих благ, как странник.
Он сидел по совокупности, как
интеллигент особой пробы. Мы
согласны с его лагерным другом
Юрием Леонидовичем Грабарем-
Шполянским - «он подарил нам
массу бесценных воспоминаний и
бесценных уроков жизни».
И не перестаем удивляться
магии чисел в его жизни - дате
рождения, расстрельного пригово-
ра, выхода на свободу, даже на 26-й
странице «Петрополя» в год смерти
он вышел к русским читателям до-
влатовской прозы.
И самой дате смерти, совпавшей
с отмеченной в истории знамена-
тельной датой. Однако, условной.
Китайское радио хорошо прослу-
шивалось по самодельным прием-
никам обитателями «Озерков», как
назвали ленинградцы свой островок
ГУЛАГа. В незабываемом 1953-м
оно принесло им радостную весть
уже в ночь с 1 на 2 марта._
Что же это за магия?
Р. 8.
В одном из Архивов ВМФ
строгий вахтер, бывалый моряк, весь-
ма бдительно охранял вход в него. Не-
выносимо долго читал он коротенькое
обращение «Мемориала» об оказании
мне содействия в исследовании жиз-
ни К. Д. Лаушкина.
Совершенно не понятна была
его медлительность и даже злила.
* Окончание. Начало в №№ 1-4 (41-44), 2008 г.
65
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 64 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 66 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст