Б
у
удни и праздники
трица с великими княгинями, ино-
странными послами, их супругами и
статс-дамами «изволили кушать чай
в Малахитовой гостиной».
Потом танцы продолжились,
а в 12 часов царская чета и члены
императорской фамилии с пригла-
шенными к праздничному ужину
гостями проследовали к «вечернему
столу», сервированному в Гербовом,
Георгиевском, Александровском
залах и прочих комнатах дворца
по прилагаемому плану». На плане
видно, что столы ставились еще в
Белом и Пикетном залах, в Золотой
гостиной и в гостиных, выходящих
окнами на Дворцовую площадь (1-я
и 2-я запасные половины).
В дневнике царя запись: «Наро-
ду было как никогда много. К ужину
всем достало места. Обходил столы
по всем залам»18.
Камер-фурьерский журнал
сообщал: «Государь Император,
проводив Ея Величество до места
за столом изволил проследовать в
сопровождении министра Импе-
раторского Двора барона Фредерикса,
обер-гофмейстера князя Долгорукого
(в камер-фурьерском журнале
описка, А. С. Долгорукий был обер-
гофмаршалом. -
А.
К.), гофмаршала
графа Бенкендорфа, дежурного
генерал-адъютанта Сахарова, свиты
генерал-майора Трепова и флигель-
адъютанта Великого Князя Андрея
Владимировича залами Зимнего
Дворца мимо столов, занятых
приглашенными
особами,
и,
возвратившись в Гербовый зал,
изволил занять место за столом направо
от выхода из Петровского зала»19.
Малахитовая гостиная
Стол для высочайших особ,
или «собственный», был накрыт в
Гербовом зале. Окна зала, выходящие
в большой двор, драпировались,
и перед ними ставились горки с
драгоценными блюдами и кубками.
Стол стоял на возвышении, обитом
красным сукном, а ужинающие
сидели спиной к окнам, так что
проходившие гости могли их видеть.
Проход царя со свитой по залам
дворца был обставлен с большой
торжественностью. При этом
каждый из приглашенных имел
возможность видеть Николая II,
иные же удостаивались беседы. Вот
как описывает этот ритуал генерал
Мосолов: «Все это разыгрывалось
как по нотам. У каждого из столов,
где царь должен был разговаривать,
оставлялось для него свободное
место. Скороход помещался, так
сказать, на часах у этого кресла.
Царь садился на кресло и делал знак
остальным ужинающим этого стола:
им разрешалось не вставать. Свита
отходила на несколько шагов в
сторону и ждала окончания беседы.
В нужный момент скороход подавал
условный знак, и свита снова
занимала свое место сзади царя»20.
В камер-фурьерском журнале
помимо планов залов, в которых
помещались столы для гостей,
занимавших места по своему
желанию, отдельно приводится
план стола для высочайших особ,
накрытый на 30 персон. За этим
столом места были именные. «Без
андреевской ленты за этот стол
попасть было трудновато», -
вспоминает генерал Мосолов.
На ужине в Гербовом зале
19 января 1904 года помимо цар-
ской четы, трех великих княгинь:
Елизаветы Маврикиевны, Марии
Павловны и Ольги Александровны
и послов с супругами, присутствова-
ли: председатель Совета министров
С. Ю. Витте, министр иностран-
ных дел граф В. Н. Ламздорф, ми-
нистр юстиции Н. В. Муравьев, ми-
нистр земледелия и гос. имуществ
А. С. Ермолов, члены Государствен-
ного совета.
П. Л. Лобко (бывший также
Государственным контролером),
барон Х. Х. Рооп, А. А. Половцов
(который был также почетным
членом Императорской Академии
наук и Академии художеств), чле-
ны Правительствующего Сената
Э. В. Фриш и Н. Н. Шрейбер.
Также в тот вечер удостоились
приглашения к «высочайшему
столу» сановники - почетные опе-
куны Санкт-Петербурского при-
сутствия ведомства учреждений
императрицы Марии, состоящих
под непосредственным их импе-
раторского величества покрови-
тельством. На этот раз это были:
члены Государственного совета
М. Н. Галкин-Врасский и барон
А. А. Икскуль фон Гильдебрандт, дей-
ствительный тайный советник барон
А. Ф. фон Гойнинген-Гюне и генерал-
майор барон Ф. Е. Мейендорф.
С.
Ю. Витте, которому было 53 года,
был, наверное, самым молодым из
приглашенных к высочайшему сто-
лу. Остальные гости были людьми
весьма почтенного возраста. Так,
например, Галкин-Врасский полу-
чил в знак монаршего благоволения
золотую табакерку еще в 1867 году,
барон Икскуль фон Гильдебрандт
находился «в службе» с 1860 года,
а барон Гойнинген-Гюне вообще
начал свою карьеру еще в расцвет
царствования Николая I, равно
как и Алексей Сергеевич Ермолов,
9
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 8 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 10 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст