еожиданный ракурс
нию стоят гораздо меньше, поэтому
обоснованно возникает вопрос: от-
куда же берутся столь значительные
суммы, а главное, почему, зная это,
родственники погибших идут на
дополнительные расходы. Ответ
прост: Народный союз Германии
не скрывает, что оставшаяся сумма
денег идет в Фонд кладбища Со-
логубовка, то есть на поддержание
в порядке этого места упокоения
немецких солдат. Из этих денег
выплачивается, в частности, зар-
плата персоналу кладбища, который
состоит из нескольких жителей
близлежащих деревень. Сегодня
посажено уже свыше 500 деревьев,
и парк продолжает разрастаться.
Поэтому руководство Народного
союза спокойно смотрит в будущее,
зная, что и через десять лет это клад-
бище будет содержаться в порядке.
У нас на Пискаревском кладбище
пошли по иному пути: изготовили
многочисленные плиты, но не с име-
нами погибших. Там увековечены
те, кто выделил деньги на их из-
готовление: Водоканал, Ленэнерго,
Эрмитаж, администрации городов,
куда в эвакуацию были отправлены
ленинградцы-блокадники. Желаю-
щих выделиться подобным образом
становилось все больше. Видимо,
поняв, что произошел перебор, го-
родские власти акцию прекратили.
Теперь остается надеяться, что кто-
нибудь догадается взять на воору-
жение немецкий пример.
По традиции начинаем осмотр
сологубовского мемориального
комплекса с Памятного зала, устро-
енного с разрешения православных
священнослужителей в подвале
церкви Успения Божьей Матери. В
начале 1990-х годов она представ-
ляла собою руины. Народный союз
и здесь проявил изобретательность,
объявив в Германии сбор пожерт-
вований. Сегодня красавец-храм,
благодаря своим восстановленным
куполам, виден за десятки киломе-
тров. Юрген Шарбау отыскивает
в одной из многочисленных Книг
Памяти данные на своего погиб-
шего брата, которые в переводе на
русский звучат так:
Шарбау
Вальтер Ганс Бернгард
Рядовой пехоты
родился 4.8.1924 -
погиб 20.3.1943
Блок 5, ряд 17, могила 1195
Точно так же поименно увекове-
чены и остальные 46 тысяч немецких
солдат, перевезенные за десять лет
Народным союзом Германии с быв-
ших кладбищ вермахта на территории
Ленинградской области. Работа эта
продолжается. С ее окончанием число
перезахороненных немецких солдат
достигнет 80 тысяч, и Сологубовка
станет самым крупным в мире не-
мецким воинским захоронением.
Имя Вальтера Шарбау высечено и
на одной из многочисленных плит,
как раз в блоке 5 в левой части клад-
бища. Держа в руках цветы, супруги
Шарбау идут к плите. Фамилии
выстроены на ней в алфавитном
порядке. Званий здесь нет. И это не
случайно. Перед смертью равны все:
начиная от генерала и кончая послед-
ним пехотинцем. Но есть и еще один
деликатный вопрос, который в свое
время был в жарких спорах разрешен
между Народным союзом и Советом
ветеранов Санкт-Петербурга. Под
Ленинградом сражались соединения
войск СС, у которых были звания,
отличавшиеся от других родов войск.
Помещая их на гранитных плитах,
невольно происходило бы увекове-
чивание организации, объявленной в
числе преступных на Нюрнбергском
процессе. И Сологубовка тогда стала
бы не местом скорби, а скорее объ-
ектом раздоров. Сегодня понимаешь,
насколько мудро поступили обе сто-
роны, продемонстрировав наглядный
пример того, как нужно учитывать
подобные тонкости в международных
отношениях.
Обходя пять гектаров немецко-
го кладбища, мы неторопливо ведем
беседу. Выясняется, что погибший
немецкий пехотинец принес при-
сягу 9 ноября 1942 года, после чего
четыре месяца в Дании учился на
пулеметчика. Скорее всего, он по-
Шарбау у плиты
лучил на фронте под Ленинградом,
куда его перебросили 14 февраля
1943 года, пулемет MG-42. Это
было страшное оружие, с очень
высокой скорострельностью до
1000 выстрелов в минуту. Очередь
разрезала человека в буквальном
смысле пополам. Насколько при-
годилась молодому немецкому
солдату выучка, остается только
предполагать. Реальность же тако-
ва: для родственников его гибель
была страшным ударом, для наших
солдат, которые противостояли ему
на данном участке фронта, уни-
чтожение вражеского пулеметного
расчета было доблестной акцией.
Такова логика любой войны.
Мы подходим к необычной па-
мятной плите, врытой в землю на
окраине немецкого кладбища. Над-
пись на ней на немецком и русском
языках гласит: «Жертвам войны». Я
объясняю Юргену, что его брат тоже
причастен к данному надгробию.
Ведь он был солдатом 170-й немец-
кой пехотной дивизии, ветераны
которой через 50 лет попытались
установить ее в Красном Селе. Тогда
это вызвало взрыв негодования, кото-
рый мастерски подогрел автор «600
секунд» Невзоров. И первая акция
примирения оказалась практически
сорванной. После этого в Петербурге
силами творческой интеллигенции из
числа ветеранов войны была создана
инициативная группа «Примирение»,
которая затем была преобразована в
официальную организацию «Центр
международного сотрудничества» с
таким же названием. Десять лет эта
плита хранилась в гараже у ветера-
на 2-й ударной Армии полковника
Павла Дмитриева, который дал слово
бывшим солдатам 170-й немецкой ди-
визии, что он и дальше будет помогать
в ее установке. Это в конце концов и
произошло на кладбище в Сологу-
бовке. Первоначально Юрген хотел
принести свои цветы к центральному
кресту на сологубовском кладбище,
но, услышав эту историю, положил
их на плиту 170-й дивизии.
- Это моя дань уважения акци-
ям примирения русских и немецких
солдат, - сказал он. - Без них я
никогда не побывал бы на могиле
моего брата. И теперь посажу здесь
также и дерево в его честь. Я попро-
шу посадить молодой дубок, ведь он
является символом Германии. Пусть
он растет, укрепляя дружеские отно-
шения между нашими странами.
95
История Петербурга. № 5 (45)/2008
предыдущая страница 94 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн следующая страница 96 История Петербурга №45 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст