П,
утешествие по городу
Лакоста покинул свою родину. Но
обратимся к свидетельству де Лави -
автору самых ранних сообщений о Ла-
косте (1717). Французский посланник
пишет, что Лакосту привез некий ре-
зидент Петра Великого, который до-
ставил в Россию янтарную комнату.
«Его царское величество, - пишет де
Лави, - осматривал большой янтар-
ный кабинет - подарок короля прус-
ского, оцененный в большую сумму:
человек, привезший его, передавал
мне, что его везли на 12 телегах, но
не мог определить его стоимость. Он
привез сюда г. д’Акоста, имеющего
около пятидесяти лет от роду.
.. (он)
говорит на нескольких европей-
ских языках. Царь пригласил его в
Гамбург; он занимается торговлей,
пользуется большою милостию и
сопровождает Царя повсюду; он
большой говорун и часто острит,
чтобы позабавить царя»29. Любо-
пытно замечание де Лави, что царь
лично встречался с Лакостой. Эта
встреча могла иметь место в любом
из европейских городов, лежащих
на пути Петра I в Париж в 1717 году.
Царь пригласил будущего шута в
Гамбург, т. к. знал, что именно оттуда
в Петербург должен отправиться
обоз с янтарной комнатой.
Другие исследователи в основ-
ном подтверждают сообщение де
Лави: например, историк XIX века
С. Н. Шубинский пишет, что Ла-
коста «португальский еврей, не-
сколько лет странствовал по Европе,
перебиваясь мелкими аферами;
держал маклерскую контору в Гам-
бурге и, наконец, пристал в качестве
приживальщика к бывшему там
русскому резиденту, с которым
и поехал в Россию»30. Можно не
сомневаться, что по прибытии в
Петербург Лакоста был крещен; во
всяком случае источники называют
его «обращенным португальским
евреем»31. Петер I выделял Лакосту
из свиты своих шутов и даже, как
полагают исследователи, назначил
его главным среди них. В отличие
от других шутов, Лакоста славился
как искусный собеседник и знаток
Священного писания. Берхгольц
оставил любопытный рассказ о
споре между царем и Лакостой,
имевшем место в Летнем саду в
июне 1721 года. Камер-юнкер на-
блюдал эту сцену у прекрасного
водомета, где были расставлены сто-
лы. «Постоя здесь минуту, - пишет
Берхгольц, - я услышал спор между
монархом и его шутом Ла-Костой,
который обыкновенно оживляет
общество. Этот Лакоста.
.. человек
чрезвычайно хитрый; прежде он был
маклером в Гамбурге. Дело было
вот в чем. Ла-Коста говорил, что в
священном Писании сказано, что
«многие придут с Востока и Запада
и возлягут с Авраамом, Исааком
и Иаковом»; царь опровергал его
и спрашивал, где это сказано. Тот
отвечал: В Библии. Государь сам
тотчас побежал за Библиею и вско-
ре возвратился с огромной книгою,
которую приказал взять у духовных,
требуя, чтобы Ла-Коста отыскал ему
место; шут отозвался, что не знает,
где именно находятся эти слова, но
что может уверить его величество,
Наводнение в Санкт-Петербурге в 1777 г Фантастическая гравюра XIX в.
Из кн. Еmile Hautman. La Russie au XVIIIe siecle. Paris, 1903
2 4
что они написаны в Библии. «Еу,
еу, - отвечал государь по своему
обыкновению, по-голландски: «Dat
is naar apraht? Ji saudt ju Dage nieht
darin finden» (Все вздор, там нет это-
го).
.. Меня уверяли, что Ла-Коста
прав, - продолжает Берхгольц, - что
приведенные им слова действитель-
но находятся в Библии, именно у
Матфея, гл. 8, ст. 11 и 12»32.
Влияние Лакосты при дворе
росло с каждым годом. В 1718 году
шут даже вступил в конфликт с вид-
ным хирургом Лестоком. По жалобе
Лакосты царь сослал своего врача в
Казань, где последний жил там до
кончины Петра I. В 1719 году Лако-
ста уже занимает даровую квартиру
в доме главного доктора Эрскина,
купленную в казну за 500 рублей.
Шут продолжает пользоваться цар-
ской милостью, и вскоре получает
от Петра шутливый титул «самоед-
ского короля»33, который он носил
до анненских времен. По отзывам
современников, церемонию короно-
вания Лакосты Петр отпраздновал в
Москве и с большим великолепием:
на поклонение к новоявленному
«королю» явились двадцать четыре
самоеда, приведшие с собой целое
стадо оленей.
Петр I не только легко раздавал
своим шутам различные титулы, но
и жаловал их землями. Известно,
например, что после заключения
Нейштадтского мира Лакоста на-
правил царю челобитную о награж-
дении его «за службы» землями, от-
воеванными у Швеции. На просьбу
шута Петр наложил следующую
резолюцию: «отдать ежели нет на-
следников законных против тракта
со шведами»34. Во владение Лакосте
был выделен пустынный остров
Соммерс в Финском заливе, и также
была выдана жалованная грамота,
подтверждающая его собственность.
Сообщение об этом царском подарке
мы находим в дневнике Берхгольца,
который 1 августа 1723 года записал:
«Мы стали на якоре в нескольких
милях от Гохланда, против песча-
ного острова Соммерс потому что
ветер был неблагоприятен.
.. Сом-
мерс есть то самое графство, которое
Ла-Коста получил в подарок от им-
ператора. Оно состоит все из камня
и песку и не имеет вовсе жителей»35.
После смерти Петра Лакоста, как
и многие другие приближенные,
пытался подтвердить права на свои
владения. Однако шуту было отка-
История Петербурга. № 6 (46)/2008
предыдущая страница 23 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн следующая страница 25 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст