С
лужилый Петербург
и везде получили один ответ: нет ни
единого свободного места. «Но что
же нам делать? - спрашивали мы в
отчаянии, - ведь на дворе дождь и
грязь; не ночевать же на улице!»
«Переночуйте в ресторане», - от-
вечали нам довольно равнодушно.
А ресторан помещается в одной из
двух битком набитых гостиниц и
представляет две довольно больших
комнаты прямо с улицы, устланные
таким же толстым слоем жидкой
грязи, как и улица. Войдя в него, вас
прежде всего поражает смесь одежд
и лиц, племен, наречий, поколений,
наполняющих это убежище; жиды,
цыгане, молдаване, болгары, офице-
ры, факторы12, торговцы, все пере-
мешались и галдят, как на базаре. В
первой комнате по середине би-
льярд, на котором играют только
днем, а вечером он отдается под
рулетку. В одном углу буфет, а в
другом .
.. (неразборчиво. -
Авт.)
продает часы, бинокли, очки и раз-
ную рухлядь за безбожные цены.
Вдоль по стенам скамьи, на которых
за 4 франка, сидя, проводят ночь все
неимеющие (так в тексте. -
А вт )
ночного приюта, больше всего офи-
церы. Во второй комнате расставле-
ны столы; за столам сидят крайне
подозрительные фигуры неизвестно
какой национальности и мечут банк;
кругом их сидят бледные расстро-
енные лица, тоже больше офицеры,
с нервной дрожью в пальцах и с
лихорадочным блеском в глазах,
понемногу спускают русское золото
в карманы шулеров, шарлатанов,
мошенников, бродяг и шпионов.
Настоящий разбойничий притон!
Заметивши несколько пустых мест,
мы их поспешно заняли и просидели
так до утра, напрасно старясь уснуть
хоть на четверть часа. Но нас под-
держивала утешительная мысль, что
завтра придем в Систово и просу-
шимся, отогреемся, отдохнем и вы-
спимся за всю дорогу. Утром полу-
чается приказ следовать не в Систо-
во, а в Тырнов, на зимние квартиры.
Еще 70 верст, еще 6 дней муки! В
Зимнице дневка; предвидя еще одну
бессонную ночь, я опять отправился
к коменданту просить ночлега. На
этот раз он ответил, что имеет в
своем распоряжении один номер,
приготовленный для какого-то ге-
нерала, и что я могу его занять с
условием освободить его немедлен-
но в случае приезда генерала. С этим
вместе он дал мне бумагу за своею
подписью к хозяину гостиницы. Я
обрадовался и пошел, шлепая бот-
фортами по грязи и распевая чуть
ли не во все горло «а сердце жажда-
ло признанья, рука - пожатия
руки!». Каково же было мое разо-
чарование, когда хозяин объявил
мне, что номер, занят одним интен-
дантским генералом и каким-то
поручиком, и что на это есть реше-
ние полицмейстера. Однако я пошел
к ним в номер, показал комендант-
скую бумагу, объяснил, что полиц-
мейстер не имеет никаких прав на
этот номер и просил их не прогне-
ваться, если я велю припасти себе
сена и переночую, таким образом, на
полу. Они, понятно, согласились, и
[я. -
Авт.]
проспал сном сорока
праведников. Утром тронулись в
путь. Дунай у Зимницы превосхо-
ден, широк и катит свои мутные
волны с такой быстротой, точно
течет по наклонной плоскости. Бе-
рега его очень живописны. Болгар-
ский берег надвинулся высокою
отвесною скалою. Я решительно не
постигаю, каким образом наши во-
йска могли здесь переправиться и
вскарабкаться наверх под градом
турецких пуль. До Царевича дорога
идет постоянно в гору, террасами, по
чрезвычайно живописной, но в выс-
шей степени пересеченной, изрезан-
ной, трудной и утомительной мест-
ности. Обоз двигался с величайши-
ми трудностями, тем более что ло-
шади были не подкованы; можно
сказать, что везли не лошади, а сол-
даты, которые, подпирая плечами,
цепляясь за колеса и впрягаясь в
дышло, вытаскивали таким образом
телеги из глубокой, густой и глини-
стой грязи. Царевич - маленькое
село, дотла разоренное турками.
Солдаты разместились бивуаком, а
офицеры растянулись вповалку в
каком-то полуразрушенном сарае, и
вскоре захрапели (из 9-ти человек
только один не храпел). Находясь в
легком лихорадочном состоянии,
мне мерещились безобразные чудо-
вища, изрыгающие во мраке стоны
ярости. Вчера ночью пришли в Пав-
лово, откуда я пишу, пользуясь
случаем, что здесь у нас дневка.
Признаюсь, Елена Валерьяновна,
устал я ужасно, чувствую какое-то
общее недомогание, ломоту во всем
теле и сильную, сверлящую голов-
ную боль. Несчастные солдаты еже-
дневно заболевают десятками; поя-
вились дизентерии, лихорадка,
История Петербурга. № 6 (46)/2008
ревматизмы и всякие простудные
болезни. Вот уже целая неделя, как
они и днем и ночью находятся под
дождем, пьют воду из луж, спят на
мокрой земле, по два дня не получа-
ют горячей пищи и приходят на
ночлег всегда ночью. А ночные по-
ходы оказывают вредное влияние на
здоровье; движения ночью неверны
и требуют больших усилий, чем
днем; к тому же нет живительного и
ободряющего влияния дня с его
светом и попеременными видами.
Ну вот, хоть вчера: после длинной
и тяжелой дороги переходили
вброд небольшую, но быструю
реченку и, набравши воды выше
ботфортов, пришли наконец в де-
ревню ночью под жесточайшим
ливнем. Офицеры укрылись в кор-
чме, а усталые, измученные, голод-
ные, два дня не евшие солдаты
были размещены у склона высокой
горы, с которой всю ночь текли
ручьи и потоки воды: ни лечь, ни
сесть. А в темноте, да в незнакомой
местности, не найти ни соломы для
подстилки, ни дров, чтобы разве-
сти огонь; так и простояли всю
ночь напролет. Не один солдат по-
платится спинной сухоткой13 за эту
кромешную ночь; будет она ему
памятна. В этиологии этой ужасной
болезни на первом плане стоит ле-
жание, а еще хуже стояние на сырой,
холодной земле после сильного
утомления мышц вследствие изну-
рительной ходьбы! 3-го октября
приходим в Тырнов; там докончу
мое нескончаемое послание. Боюсь,
что это невежливо писать так много
и отвлекать Вас от более интерес-
ных занятий. Ах, Боже мой! Сегод-
ня Четверг! Теперь у Вас ярко и
празднично горят свечи, собрались
добрые и хорошие люди; им тепло
и уютно, они наслаждаются музы-
кой, пением и дружеской беседой.
Десять лет жизни отдал бы без со-
жаления, чтобы только очутиться
теперь среди вас!!
Тырнов.
5 Октября.Уф! Насилу
пришли! Но мысли еще не улеглись
и не пришли в порядок. За всю доро-
гу выделилось одно преобладающее
чувство; это чувство уважения к ле-
тописцу Нестору, который вложил
в уста наших славянских депутатов
бессмертное изречение: «Земля
наша велика и обильна; но порядку в
ней нет». Наш батальонный коман-
дир подает рапорт на имя Велико-
го Князя14 обо всех беспорядках,
предыдущая страница 81 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн следующая страница 83 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст