С
лужилый Петербург
3 года батальонным врачом? Неуже-
ли нам не дадут отставки, или, по
крайней мере, отпуска, временного
отдохновения от действительно
усиленных и тяжелых трудов? По
случаю сильнейшего распростра-
нения тифозной эпидемии мы с
половины декабря почти не имеем
отпуска. По просьбе Главного врача
62-го военно-временного госпиталя
и ординаторов я в начале января
принял на себя отделение мечети
этого госпиталя, в котором лежало
125 больных, из которых большая
половина были тифозные. Кроме
того, я имел около сотни больных в
батальонном околотке и множество
страждущих и недугующих, рас-
сеянных по всему городу. Это было
почти выше моих сил; я каждый
вечер возвращался домой усталый
и разбитый, как .
.. (неразборчиво.
-
Авт.),
и неспособный ни на какое
дело; и запустил всю корреспонден-
цию. А эпидемия, особливо пятни-
стого тифа, все усиливалась; не было
почти ни одного дома, свободного
от этой болезни. Во многих домах
целые семьи, вместе с работниками
и работницами, лежали вповалку и в
самом беспомощном состоянии, по-
тому что медицинский персонал на-
половину был поражен эпидемией.
И теперь, когда эпидемия несколько
уменьшилась, - врачи, фельдшера,
сестры и служители ежедневно, друг
за другом сваливаются с ног, точно
отбывают какую-то повинность. Я
спокойно и терпеливо ждал своей
очереди; и вот в начале февраля
незваный, хоть и давно ожидаемый
гость нагрянул, как снег на голову,
и окончательно разобщил меня с
внешним миром. Было плохо. В
самом разгаре болезни получаю от
Вас письмо; и оно заставило мое
сердце так сильно и продолжи-
тельно кувыркаться от радости, что
после этого вскоре наступил пере-
лом болезни. Доктор застал меня
сияющим и с улыбкой во весь рот:
«Что с Вами? Вы сегодня совсем
другой человек!» И он одобрительно
и с самодовольствием посмотрел на
прописанную накануне микстуру,
как будто бы в ней лежал источник
улучшения. О, медицина! Как ча-
сто ты попадаешь впросак! Теперь
я уже почти совсем поправился,
ощущаю еще некоторую слабость,
но уже третий день выхожу на воз-
дух, и с каждым днем чувствую
себя крепче и здоровее. Голова еще
какая-то пустая и глупая, трудно
сосредоточить мысли и уложить
их на бумаге. Например, хотелось
бы от души выразить Вам горячую
благодарность за Ваше письмо, ока-
завшее положительно благотворное
влияние на ход моей болезни, но
не нахожу слов и выражения для
этого; значит, поневоле нужно от-
ложить все благодарственные знаки
до личного свидания: может быть,
на словах это удастся легче, чем
на бумаге. А я уже думал, что Вы
меня совсем забыли, потому что не
отвечаете. 20-го Ноября я послал
длинное на 3-х таких листах посла-
ние Елене Валерьяновне; а 25-го не
менее пространное описание Марье
Павловне о неудачном для нас деле
под .
.. (неразборчиво. -
Авт.),
о
перевязочном пункте, санитарной
деятельности и проч. К Новому
году послал две телеграммы, одну
на имя Марьи Павловны, другую
на имя Павла Павловича Дягилева.
И на все это, увы, никакого отзыва!
Спасибо Вам, Александра Валерья-
новна, что откликнулись; а то я уже
начинал впадать в меланхолию.
В феврале погода стояла превос-
ходная; казалось, совсем уже насту-
пила весна, и деревья стали распу-
скаться. Но 4 дня тому назад подул
сильнейший ветер, пошел дождь и
снег, и наступила отвратительная,
сырая и гнилая погода. Вообще кли-
мат здесь неровен, непостоянен и не
имеет тех благодательных свойств,
которые можно было бы ждать, судя
по южному положению Тырнова.
Из ущелий часто срываются ветры
и дуют в течение нескольких часов
с такой силою, что внушают мысль
о бренности болгарских построек и
о возможности вдруг очутиться не
под крышей, а под открытым небом.
Лихорадки свирепствуют почти по-
всеместно. Наружный вид Тырнова
очень оригинален; он расположен
на нескольких холмах, и с каждого
холма открывается новая, в высшей
степени живописная панорама.
Окрестности его также бесподобны,
в особенности по дороге в Елену,
откуда начинаются Балканы. Но
самое великолепное зрелище пред-
ставляет Самовадское ущелье (при
выезде из Тырнова на Систовскую
дорогу), равного которому по кра-
соте я ничего, нигде не видел. Сам
же по себе Тырнов - городишко
весьма жалкий, в чисто восточном
вкусе; улицы его кривые и узкие,
История Петербурга. № 6 (46)/2008
так что две повозки, если имеют
несчастье встретиться, никак не
могут разъехаться. Впрочем, езда
в повозках и экипажах здесь вовсе
не в употреблении; а ездят верхом
и возят вьюки на ослах. Это пре-
милое животное, украшенное се-
мейной добродетелью, совершенно
незаслуженно пользуется дурной
славою у нас в России. В гористых
местностях осел просто незамени-
мое животное; выносливость его и
непритязательность к пище просто
изумительны: каждый хозяин счита-
ет своим долгом ничем не кормить
своего осла; и чем только это бедное
животное не поддерживает в себе
силы, терпение и философский
взгляд на жизнь - я решительно
не понимаю. Глупость и упрямство
осла вошли в поговорку, кажется
без строгой проверки и довольно
неосновательно. Напротив, мне
кажется, что осел животное умное
и самобытное, по крайней мере, в
молодости, и поэтому неохотно под-
дается воспитательному влиянию
глупого болгарина, которое заклю-
чается в том, что он по нескольку
дней оставляет осла без корма и под-
вергает его беспощадным побоям.
Немудрено, что при такой системе
воспитания осел к старости глупеет,
притупляется к побоям и делается
ленив, т. е. исполняет только то, чего
от него можно добиться ударами
палки. Словом, при ближайшем
знакомстве это тихое, скромное, по-
лезное животное заслужило все мои
симпатии и уважение к себе. В обще-
стве он много теряет вследствие
того, что когда кричит, то издает
самые резкие, немузыкальные, душу
разрывающие звуки. Но я не реша-
юсь этот недостаток поставить ему
в вину, тем более зная, что и между
людьми бывает то же самое. Даже
между нашими общими знакомыми
есть личности заведомо прекрасные
и почтенные во всех отношениях, но
безнадежно лишенные всякого му-
зыкального чувства. Что прикажете
делать? Недостаток в организации,
так сказать, органический порок.
10 Марта.
От ослов перехожу
к людям. Этот скачок часто бывает
очень не резок, а иногда даже мало
отличается от простого шага, и
поэтому может быть допущен даже
в сжатом и последовательном из-
ложении, а тем более в письме, где
последовательность изложения не
играет никакого значения. Обще-
предыдущая страница 83 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн следующая страница 85 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст