М
емуары
92
населения в форму районного Со-
вета рабочих депутатов, хотя это
было вполне возможно, т. к. в районе
проживало много рабочих и членов
разных социалистических партий,
но последние в это время находи-
лись больше в городе. Между тем
местная буржуазия не дремала. До-
мовладельцы, дачевладельцы, тор-
говцы, лица высокооплачиваемой
интеллигенции и примкнувшие к
этой публике местные кооператоры-
меньшевики: Кочергин, Аксенов,
Романов и др. на своем собрании
выбрали так называемый «обыва-
тельский комитет».
С этим обыват[ельским] коми-
тетом у меня сразу начались стол-
кновения на почве власти. Я[,] как
уполномоченный Петроградского
Совета, считал себя подчиненным
только Совету.
Обывательский комитет Пе-
троградского Совета рабоч[их] де-
путатов не признавал, а признавал
Комитет Государственной думы и
Врем[енное] правительство. И по-
лучилось то, что впоследствии стало
называться «двоевластием».
Воспользовавшись мандатом
Продовольственной комиссии Госу-
дарственной думы и Петросовета, я
сразу же с 1-го марта приступил к ор-
ганизации продовольственного дела
и стал вводить карточную систему
на все продукты, причем первое
время карточки писались от руки
учениками гимназии. Во-вторых, я
со своим отрядом<.
..> производил
изъятие скрытых запасов продо-
вольствия у торговцев и обывате-
лей. Например: у одного торговца в
дровяном сарае обнаружили около
вагона сахара, в кооперативе, во
главе которого стояли меньшеви-
ки, в подвале нашли спрятанными
девять бочонков сибирского масла,
у одного гражданина дачевладельца
и «зелиуссера» - два мешка муки[,]
три мешка гречневых круп и т. д.
Все эти реквизиции[,] конечно,
не нравились обывательск[ому]
комитету.
Числа 3 или 4 марта утром я
уехал в город. Часов в 11 утра какие-
то вооруженные товарищи привезли
из города на грузовом автомобиле
троих арестованных: Шуваловско-
го урядника[и] Япенина37, агента
Охранного отделения и третьего
какого-то конторщика с одного
завода (фамилии их не помню).
На Софийской ул. в Шувалове, по-
ставили арестованных у стены дома
и расстреляли[,] и уехали обратно
в город38. Трупы расстрелянных
товарищи из моего отряда свезли в
пожарное депо. Вечером ко мне яви-
лись жены расстрелянных урядника
и агента Охранки с просьбой выдать
трупы, я трупы выдал и приказал
хоронить рано утром. Причем жена
урядника Япенина и его сын - уче-
ник 7 класса реального училища
[-] мне сказали: «Собаке собачья и
смерть», т. к. Япенин и в домашнем
быту был жестокий человек. Дня
через два после этого расстрела из
Государственной] думы[,] не пом-
ню за чьей подписью, я получил
предписание произвести следствие
и выявить виновников расстрела.
Никакого следствия я произво-
дить не стал, да и времени не было
этим заниматься и считал, что в мо-
мент революции это ни к чему, тем
более расстрелянные [-] царские
полицейские. Обывательский ко-
митет тоже стал возмущаться этим
расстрелом, обысками, арестами и
реквизициями. Ему вторили мест-
ные меньшевики, говоря, что я не
принимаю мер к «охране» граждан и
занимаюсь самочинными обысками
и реквизициями.
К 10 марта продовольственное
дело в районе мною было более
или менее упорядочено и карточная
система введена.
Совершенно другое отношение
я видел со стороны местных товари-
щей большевиков: И. К. Михайлова,
М. Т Ивановой, Королева, Буруева
и др. Эти товарищи, что называется
целиком и полностью все мои дей-
ствия одобряли. С первого же дня
моего назначения начальником]
охраны района, мною была органи-
зована разведка вроде уголовного]
розыска, организацию которой я
поручил арестованному старому
агенту Петербургского уголов-
ного розыска, хорошо знавшему
уголовный преступный элемент
Питера. Это было необходимо,
т. к. [из] тюрем были освобождены
все уголовные и могли начаться
грабежи и кражи. Должен сказать,
что этот старик агент бесплатно и
добросовестно исполнял свои обя-
занности. Вот один из примеров: В
первых числах марта днем ко мне
в штаб явилась в слезах гражданка
и заявила, что сейчас было по-
кушение на грабеж ее квартиры в
д. № 42 по Б[ольшой] Озерной ул. и
стала говорить, что теперь «полиции
нет» и будут грабить. Я гражданку
успокоил и сказал, что никаких гра-
бежей допущено не будет. Вечером
я со своим агентом покушавшихся
на грабеж нашли. Они оказались
бандитами-каторжниками[,] осво-
божденными из Шлиссельбургской
каторжной тюрьмы. Арестовывать
мы их не стали, но сказали им, что
если в районе будут грабежи, то
виновных будем расстреливать[,] и
нужно сказать, что весь март месяц
никаких грабежей и краж не было.
Вот другой случай уже из области
Озерки, ул. Большая Озерная, д. 50, частный дом современной постройки.
В 1917 г здесь располагалось здание Шувалово-Озерковская мужской
и женской гимназии.
Фотография А. Б. Николаева
История Петербурга. № 6 (46)/2008
предыдущая страница 91 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн следующая страница 93 История Петербурга №46 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст