И
стория учреждении
всемилостивейшим указом, подпи-
санным собственною Ея И. В. рукою
сего ноября 2-го дня, соизволила ука-
зать: академии профессору Василию
Тредиаковскому, который погорел без
остатку, выдать две тысячи рублей
книгами, которые из российской
при академии типографии произ-
водятся в продажу»64.
В конечном счете убытки Ака-
демической палаты были столь
велики, что 10 декабря 1748 года
Академическая канцелярия рас-
порядилась «впредь академическим
служителям на щет жалованья кни-
гами никому ничего не давать, ибо
кто оныя возьмет, то должен для
его нужды распродавать желающим
людям»65.
Если говорить о значимости
торговли календарями для Ака-
демии наук, то следует обратить
внимание на ответ Академической
канцелярии на запрос ревизион-
коллегии (1747 г.): «что же в при-
ходе значат из книжной лавки за
продажныя книги и за некоторыя
при академии поделки, оное не над-
лежит различать особым доходом,
ибо все сие происходит из положен-
ной на академию суммы. А какая
от сей продажи книг прибыль, того
академии точно показать никоим
образом невозможно, ибо академия
есть такое правление, в котором
людей обучают, изданныя от про-
фессоров, также от ученых людей
из европейских на российской язык
переведенныя, до наук касающияся
книги печатают, по установлению
блаженныя и вечнодостойныя памя-
ти е. и. в. государя императора Петра
Великаго, в пользу народа чтением
книг и для славы Российской им-
перии, а не для денежной прибыли,
дабы народ от чтения полезных книг
большую охоту к наукам получал и
лучшую ревность к размножению
в здешнем государстве художеств
имел. За употребленные на печатание
книг материалы и за особливые при
том печатании труды налагается на
книги истинная цена. И так, по всем
сим обстоятельствам при академии
типографию и другия художества за
публичную фабрику почитать отнюдь
не надлежит и не должно».66
С другой стороны, Академия
наук всеми доступными способами
пыталась увеличить прибыль от
календарей, в том числе добиться
календарной монополии. В 1732
году в «пунктах» о нуждах акаде-
мии Блюментрост просил Сенат:
«чтоб привоз чужих немецких
календарей, так как сие и в других
землях водятся, запретить пове-
лено было»67. Но эта просьба не
была удовлетворена. В 1733 году
также был введен контроль за до-
ходами книжной лавки - согласно
инструкции Г. К. Кейзерлинга были
введены приходно-расходные книги
Книжной палаты68.
Некоммерческие способы рас-
пространения календарей также
были официальными и неофици-
альными. Еще в первой четверти
XVIII века около 50 экземпляров
от тиража по сложившемуся обы-
чаю бесплатно раздавались членам
императорской фамилии и высшим
чинам69. Придерживалась этой
традиции и Академия наук. Еже-
годно практикой стало подношение
академических календарей как
официальным лицам, так и раз-
личным учреждениям (например,
академической гимназии70). Один
«обязательный экземпляр» ежегод-
но отправлялся в фонд библиотеки
Академии наук.
С самого начала подобная
практика приводила к ощутимым
потерям академической казны.
Согласно донесению А. Нартова
от 29 июля 1743 года, за первые
15 лет существования академиче-
ской лавки по ее счетам была выяв-
лена недостача на 32 003 рубля. О
причинах случившегося он писал:
«Что же касается до запущения
означенной доимки, как простран-
нее о том из дел академических, по
сочиненным для подарков осбли-
вым реэстрам и из сообщенных
щетов книжной лавки усмотреть
можно, то оное более произошло от
вышеупоминаемаго советника Шу-
махера, который многия казенныя
печатныя книги, купорштыхи, ка-
лендари, ландкарты и протчее в бо-
гатых переплетах брав из книжной
лавки на щет канцелярии академии
наук и в библиотеку, как здесь, в
империи, так и в иностранныя мно-
гия государствы знатным особам и
протчим партикулярным людем в
подарок разсылал. <.
..> И все оное
чинено им было в противовес Ея
И. В. указам. Да и ныне после онаго
Шумахера имеется при академии,
в запечатанной полате, в которую
он завсегда в бытность свою один
ходил, несколько печатных казен-
ных книг, календарей и протчаго,
в богатых переплетах: в золотом
и серебряном море, в бархате и
тафте, которые в таком переплете
в библиотеку не переплетаются,
и, следовательно, оныя книги в
богатых переплетах были сделаны
для подарку ж, не разсуждая, что
академия в таком бедном состоя-
нии находится и пришла от того, в
невзыскивании таковых доимок, в
немалый долг и в несостояние»71.
Как можно видеть, календари
могли быть формой проявления
клиентелы. Эта форма распростра-
нения являлась некоммерческой
и неформальной. К сожалению,
ценность золотых и серебряных
переплетов, вероятнее всего, оказы-
валась для получателей презентов
выше, чем информационная значи-
мость календарных статей.
После дела Шумахера практика
дарения книг прекратилась согласно
сенатскому указу от 21 марта 1743
года Позднее, в январе 1745 года,
Сенат подтвердил его действие,
постановив «впредь ни в коллегии,
ни в другия иныя места ни книг, ни
печатных указов безденежно не от-
пускать»72. Однако 14 февраля 1746
года было решено, что «ежели что
для Ея И. В. или для высочайшей
Императорской Фамилии потреб-
но будет из книжной лавки, оное
немедленно отпускать; но от того,
кто возьмет, взять росписку и оную
объявить в канцелярии»73.
Разумеется, данные постанов-
ления никак не повлияли на прак-
тику личного дарения календарей.
Например, 19 ноября 1747 года
М. В. Ломоносов писал архиеписко-
пу архангелогородскому и холмогор-
скому Варсонофию: «те благодеяния,
которые ваше преосвященство по-
койному отцу моему показывать
изволили, понуждают меня, чтоб я
хотя письменно вашему преосвящен-
ству нижайший мой поклон отдал.
<...> В знак моего к вашему преосвя-
щенству усердия имею прислать
книжицу моих трудов. Я бы весьма
желал купно сообщить и календарь
на будущий 1747-й год, однако оный
еще в две недели и больше готов не
будет. А как оный только напеча-
тается, то неотменно имею честь
послать к вашему преосвященству
на первой почте»74.
Резюмируя вышесказанное,
можно сделать вывод о том, что
51
История Петербурга. № 1 (47)/2009
предыдущая страница 50 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн следующая страница 52 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст