С
л
лужилый Петербург
адъютанта А. Х. Бенкендорфа,
который в тот день был дежурным,
приказать катеру снять людей с
барки. Бенкендорф передал при-
казание П. П. Беляеву, командиру
катера. Беляев, сев на лошадь, со-
бирался подъехать к катеру, так как
у дворца вода была выше пояса; но
когда увидел, что Бенкендорф тоже
хочет направиться к катеру, то со-
скочил в воду, и они оба по пояс в
холодной воде достигли катера и
вошли в него.
«Если они спаслись от смер-
тельной простуды, то обязаны были
этим, конечно, сильному нервному
возбуждению и физическим усилиям
при удержании катера, когда он дол-
жен был останавливаться для снятия
погибавших в разных местах. Так им
посчастливилось спасти несколько
человек в Сальном буяне, на Петер-
бургской стороне. Не видя уже более
утопавших или бывших в опасности,
они решились дать отдохнуть от
чрезмерных усилий матросам и дать
обсушиться как себе, так и им, потому
что одежда их была так мокра, что как
будто они сейчас только вытащены
были из глубины. Брызги валов,
беспрестанно вершинами своими
поддававших в катер и обливавших
людей с головы до ног, не давали воз-
можности даже бурному ветру хоть
сколько-нибудь просушить их»18.
Обратимся к свидетельствам дру-
гого морского офицера, Д. И. Завали-
шина, который принял деятельное
участие в оказании помощи жителям
города. Завалишин вечером 6 ноября
приехал в Петербург и остановился в
доме морского министра на Англий-
ской набережной. Утром в день наво-
днения он находился вместе со своим
другом Ф. Лутковским в комнате
нижнего этажа. Был сильный ветер,
но ничто не предвещало чего-либо
исключительного. Около 11 часов
дня Лутковский воскликнул: «Что
это такое?». «Я обратился к окну, -
пишет Завалишин, - и увидел, что из
нижней части окна брызжет струйка
воды, как будто из шприцовки. Мы
подбежали к окну и увидели, что
вода подступила под окна и от на-
пора на раму, найдя где-то мелкую
скважину, образовала род фонтана.
Мигом захватя главное - бумаги,
мы бросились в переднюю, чтобы
подняться на второй этаж, но вода,
войдя в сени, так нажала запертую
на крючок дверь, что не было уже
возможности отворить ее»19.
В тот момент у окна появился
верховой, посланный за Лутков-
ским. Он посоветовал невольным
узникам выбить одну из рам и по
простыням из второго этажа под-
няться наверх, что те и сделали.
Лодок нигде еще не было. Завали-
шин привел любопытный эпизод, в
достоверности которого, впрочем,
не ручается. Начальник Морского
штаба и управляющий Морским
министерством А. В. фон Моллер
был вызван во дворец к Александ-
ру I. Император, видя отсутствие
распоряжений об оказании помощи
жителям города, с возмущением об-
ратился к Моллеру с вопросом: «Что
бы сделал с вами Петр Великий,
если бы это случилось в его время?»
Растерявшийся адмирал будто бы
ответил: «Повесил бы», на что по-
лучил уже более милостивое: «Хо-
рошо, что вы сознаете свою вину».
Комментируя этот реальный или
вымышленный кем-то диалог, автор
мемуаров снисходительно отмечает,
что «в сущности Моллер нисколько
не был виноват или был настолько
же, как и все», так как «вода пришла
решительно валом, а возвещавшие
о возвышении воды выстрелы с
Галерной гавани за сильным ветром
не были нигде слышны»20.
«Получив приказание органи-
зовать борьбу со стихией, Моллер,
- писал Завалишин, - был в от-
чаянии и, когда я пришел к нему,
он тем более обрадовался моему
приходу, что никто из обязанных
быть при нем к нему не являлся. Я
взял на себя внешнюю деятельность
спасения людей на улицах, послал
сейчас же верхового за людьми и
за лодками в Гвардейский экипаж
и взял несколько лодок у перевоз-
чиков, да две лодки (одна из них
министерский большой катер),
бывшие в доме министра и которые
насилу выручили из сарая.
Первый явился ко мне М. К. Кю-
хельбекер, пришедший уже по пояс
в воде, который, хотя и старше меня,
отдал себя в мое распоряжение»21.
Еще одним сотрудником За-
валишина стал адъютант Моллера
К. П. Торсон. Ему было поручено
организовать прием, размещение и
питание спасенных в помещениях
морских артиллерийских казарм на
Галерной улице. В распоряжение За-
валишина стали поступать морские
артиллеристы, моряки и солдаты
конной гвардии, то есть частей, рас-
положенных поблизости. Завали-
шин быстро наладил организацию
дела и вместе с прибывшими к нему
товарищами в течение дня на лодках
спас свыше 700 человек. «Мы разъ-
езжали по улицам, - пишет он, - и
каждый раз, что в лодке набиралось
достаточное число людей, принятых
из вторых этажей, снятых с крыш
или заборов и пр., отвозили их в
приемные палаты, куда многие из
богатых людей, в том числе осо-
бенно жена адмирала Головнина,
поспешили прислать и провизию,
и разную одежду. Всех набралось к
ночи около 700 человек, особенно
много детей, не знавших даже, что
сделалось к ночи с родителями»22.
Только в семь часов вечера, когда
вода несколько убыла, и нельзя уже
было плавать на лодках, Завалишин
и Кюхельбекер зашли на квартиру
Торсона напиться чаю, и сейчас же
снова отправились по улицам. За-
валишин рисует колоритные кар-
тины происходившего на улицах
Петербурга. «.
..Вода, забравшись во
время прилива в подвальные этажи,
при отливе вытекала еще на улицу,
вынося разные вещи, а из мелочных
лавок и из зеленых рядов, где были
перебиты поднятые с полок банки,
текла поверху как бы подливка из
прованского масла, каперцов и пр.
Не только проезд был невозможен,
но и ходить было трудно». Как часто
бывает во время стихийных бедствий,
дополнительные трудности создавал
легкий доступ к спиртным напиткам:
«. народ и солдаты бросились свер-
лить бочки с вином и пить, а когда
поставили караул из первых попав-
шихся под руку людей, то те, зная, что
нельзя будет доискаться, кто стоял
в карауле, начали торговать вином
вместо охранения его и продавали по
гривеннику ведро»23.
Тем не менее и в ночь на 8 ноя-
бря морякам удалось спасти много
людей, особенно женщин и детей,
нередко терявших сознание из-за
страха, голода и холода.
Об участии моряков в спасении
пострадавших пишет в мемуарах и
литератор Н. И. Греч. Его брат пра-
порщик Финляндского егерского
полка П. И. Греч стоял 7 ноября 1824
года в карауле в Галерной гавани, в
ветхой караульне, построенной на бе-
регу Финского залива на сваях. Вода
поднялась доверху. И караульные,
и арестанты взобрались на крышу;
здание раскачивалось. Вечером вода
8 7
История Петербурга. № 1 (47)/2009
предыдущая страница 86 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн следующая страница 88 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст