Р
ецензии книг о Петербурге
в один ряд с классиками эпического
жанра - Гомером, Вергилием, Воль-
тером - выглядит почти курьезно.
Еще Е. Ф. Шмурло писал: «Крекшин
и Вольтер! Что можно представить
себе более несходного, противо-
речивого, даже уморительного при
сопоставлении этих двух имен!»15. Не
менее спорным является сближение
П. Н. Крекшина с Н. М. Карамзиным.
И тот и другой пытались соединять
историю с литературой, но делали это
различными способами.
Наконец, обратим внимание
на то, что автор книги настойчиво
пишет фамилию своего героя через
букву «ё» - Крёкшин, и даже обо-
сновывает это ссылкой на «знато-
ков». Но дело в том, что буква «ё»
впервые была введена Н. М. Ка-
рамзиным в 1796 году, поэтому мы
не можем достоверно установить,
как произносилась фамилия наше-
го героя в XVIII веке. Некоторую
возможность в этом плане может
дать изучение топонимов Новго-
родской области, в которой имеются
населенные пункты с названием
«Крекшино».
В конце своей книги П. А. Кро-
тов возвращается к вопросу, как
был заложен Санкт-Петербург.
Присутствовал ли Петр I на за-
кладке города? Казалось бы, уста-
новленный автором факт авторства
П. Н. Крекшина должен стать допол-
нительным аргументом для скепти-
ков, отрицающих личное участие
царя в закладке будущей столицы.
Ведь труд Крекшина - единствен-
ный источник, где говорится о при-
сутствии царя на Заячьем острове
16 мая 1703 года. А современники не
зря характеризовали Крекшина как
«враля». Признавая вымышленный,
литературный характер сочинения
Крекшина, П. А. Кротов отрицает
его значение как достоверного ис-
точника о начале Петербурга. Но
при этом историк, как и Крекшин,
настаивает на присутствии царя при
основании Петербургской крепости.
Не вдаваясь в полемику по этому во-
просу, замечу, что в главном выводе
книги можно разглядеть проявление
той же ложнопатриотической тен-
денции, которая побуждала автора
в 1991 году настаивать на причаст-
ности Петра I к рукописи сочинения
«О зачатии и здании царствующаго
града Санктпетербурга».
В европейском масштабе среди
первых биографов Петра Великого
И. И. Голиков.
Гравюра Розанова
особое место принадлежит Вольтеру
(1694-1778). По таланту и извест-
ности он резко выделялся среди
европейских историков, писавших
тогда о русском царе, таких как
Ж. Руссе де Мисси, Е. Мовийон и
др. Знаменитый француз нередко
позволял себе третировать своих
предшественников в описании дел
Петра I. Исключение делалось для
Фонтенеля, автора «Похвального
слова Петру Великому», - у него
Вольтер позаимствовал концепцию
царя-демиурга, «сотворившего но-
вую нацию».
Петру I Вольтер посвятил су-
щественную часть своей «Истории
Карла XII» (1730-1731), а также
двухтомную «Историю Россий-
ской империи при Петре Великом»
(1759-1763). Гораздо меньше из-
вестно еще одно сочинение этого
автора: «Анекдоты о царе Петре
Великом», вышедшие в 1748 году.
Вольтеровские «Анекдоты» - это
несколько живо изложенных сю-
жетов из жизни Петра I: царь,
обучающийся в Голландии и Англии
кораблестроению; введение табака
в России и якобы вызванное этим
стрелецкое восстание; бытовые и
церковные реформы Петра; история
эстонской сироты, ставшей рус-
ской императрицей; дело царевича
Алексея; визит Петра I в Париж.
Это сочинение лишь недавно было
переведено на русский язык.
Первый перевод, сопровожден-
ный вступительной статьей и крат-
кими комментариями, был опубли-
кован мною в 2001 году16. Оставлю
специалистам судить о качестве
публикации. Зная о том, что над
переводом исторических трудов
Вольтера работает петербургский
историк С. Н. Искюль, я, естествен-
но, послал ему экземпляр сборника
с моим переводом.
«Анекдоты» Вольтера в перево-
де С. Н. Искюля вышли в 2006 году
в 10-м выпуске альманаха «Русское
прошлое»17. Я с большим интересом
познакомился с работой известного
историка и профессионального
переводчика. Естественно, я ожидал
увидеть в работе С. Н. Искюля если
не оценку моего перевода, то хотя
бы упоминание о нем. Однако во
вводной заметке публикатора со всей
определенностью было сказано: «это
сочинение по-русски не публикова-
лось». Прочитав эту фразу, я понял
смысл устных извинений Сергея Ни-
колаевича, высказанных при переда-
че мне экземпляра альманаха.
Однако не только задетое ав-
торское самолюбие заставляет
меня высказаться об этой работе.
Удивляет то, что С. Н. Искюль
даже не посчитал нужным указать,
какое издание «Анекдотов» легло в
основу его перевода. Полагаю, что
очень немногие читатели альмана-
ха могут догадаться об этом, ибо
немногие держали в руках 46-47
тома оксфордского издания Пол-
ного собрания сочинений Вольтера
(1999), где наряду с «Историей»
Петра I помещены и «Анекдоты»18.
Комментарии, в значительной
степени заимствованные из этого
издания, не оставляют сомнения в
том, каким источником пользовался
переводчик. К сожалению, и в рабо-
те с комментариями Мишеля Мерво
С. Н. Искюль допустил некоторую
небрежность. Искажено написание
фамилии О. де ла Моттрея, сочине-
нием которого пользовался Вольтер.
Ганноверский резидент в России
Ф. Х. Вебер назван голландским
резидентом. Когда комментатор
говорит в частном случае о зависи-
мости Вольтера от «Универсальной
географии» И. Хюбнера, вышедшей
в 1757 году, возникает недоумение:
как Вольтер мог воспользоваться
книгой за десять лет до ее изда-
ния. В комментариях М. Мерво по
этому поводу сделано уточнение: в
библиотеке Вольтера имелось фран-
цузское издание 1746 года.
Вызывает определенное недоу-
мение и то, что, издавая «Анекдоты»
Вольтера, автор вступительной
статьи ничего не сказал о жанровой
9 1
История Петербурга. № 1 (47)/2009
предыдущая страница 90 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн следующая страница 92 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст