Р
ецензии книг о Петербурге
9 2
специфике этого типичнейшего для
XVIII века сочинения. Между тем
жанр анекдота, как его понимали в
веке Просвещения, в последнее вре-
мя привлекал пристальное внима-
ние исследователей19. С. Н. Искюль
обошел вниманием и содержатель-
ную статью Мишеля Мерво, специ-
ально посвященную «Анекдотам о
царе Петре Великом» Вольтера20 (ее
сокращенный вариант опубликован
и на русском языке21).
Не подвергая сомнению пере-
водческое мастерство С. Н. Искюля,
позволю себе усомниться в необхо-
димости искусственной архаизации
языка при переводе сочинения
Вольтера. Старинные словечки
вроде «толико», «оные», «поелику»,
конечно, отсылают нас к XVIII веку.
Но в отличие от русского литератур-
ного языка, правила и орфография
которого только складывались в
XVIII веке, французский язык Воль-
тера был классически ясным, вполне
сложившимся. Язык великого фран-
цузского писателя отнюдь не был
идентичен «голиковской прозе».
Наконец, признавая превос-
ходство перевода С. Н. Искюля в
одном-двух случаях, где имеются
смысловые расхождения с моим тек-
стом, не могу согласиться с его пере-
водом фразы, касающейся судьбы
последнего патриарха: «Но не верно,
что царь, как о том говорили, поме-
стил бывшего патриарха на покое в
одном из
скромных московских до-
мов».
Выражение «Petite-Maison de
Moscou» в этом случае явно означа-
ет «Московский сумасшедший дом»
(по аналогии с психиатрической
лечебницей в Париже) и намекает на
«Всешутейший и всепьянейший со-
бор» царя Петра, в составе которого
был шутовской «патриарх». Также
не вполне оправданным кажется то,
что переводчик избегает переводить
глагол «civiliser» современным сло-
вом «цивилизовать». Ведь именно
в середине XVIII века это слово
приобретает во французском языке
свое современное значение: «при-
общение к цивилизации»22.
Говоря об «Анекдотах» Вольте-
ра, отметим, что из отечественных
авторов едва ли не первым обратил
на них внимание Н. А. Копанев на
страницах сборника «Петровское
время в лицах»23. Можно согласиться
с автором сообщения, что Петр I был
описан в «Анекдотах» как человек
жестокий, гневный, приверженный
алкоголю, можно увидеть в этом
сочинении Вольтера преувеличе-
ние исторической роли Лефорта,
однако назвать это сочинение «явно
антипетровским», как это делает
Н. А. Копанев, все-таки нельзя.
Свобода суждений, отсутствие
идеализаторских намерений и не-
который скепсис в отношении
успехов «цивилизации» России
чувствуются в «Анекдотах», конеч-
но, больше, чем в «Истории Рос-
сийской империи при Петре Вели-
ком». Однако, как справедливо заметил
еще Е. Ф. Шмурло, вольтеровская кон-
цепция царя-созидателя, положи-
тельного героя, противостоявше-
го завоевателю Карлу XII, «творца
своего народа» сложилась еще в
«Истории Карла XII» и по большому
счету никогда не менялась. Правда
состоит и в том, что похвала париж-
ских авторов в адрес Петра I нередко
представлялась петербургским па-
триотам елизаветинского времени
хулой. Поэтому очень любопыт-
ным представляется приведенный
Н. А. Копаневым факт: «Гнев Ели-
заветы Петровны после публикации
«Анекдотов» был столь велик, что
в Петербурге долго искали и так
и не нашли чиновника, виновного
в избрании Вольтера в 1746 году
почетным членом Петербургской
Академии наук». Жаль только, что
сообщение уважаемого автора не
имеет ссылок на источники.
Единственным историком XVIII
века, которому удалось создать мак-
симально полное жизнеописание
Петра I, был Иван Иванович Голи-
ков (1734-1801) - автор «Деяний
Петра Великого, премудрого пре-
образителя России, собранных из
достоверных источников и располо-
женных по годам» (М., 1788-1789.
Ч. 1-12), которые вместе с «Допол-
нением к Деяниям Петра Великого»
(М., 1790-1797. Т 1-18) составляют
30 томов. В материалах конферен-
ции «Петровское время в лицах» за
2003 год помещена статья Д. Д. Зе-
лова, посвященная автору «Деяний
Петра Великого»24. Хотелось бы раз-
делить пафос автора, выступающего
за признание серьезного научного
значения трудов И. И. Голикова,
однако проявившаяся в статье ме-
тодика работы вызывает серьезные
сомнения и заставляет спорить едва
ли не с каждым положением автора.
Бездоказательность, отсутствие в
работе серьезной источниковой и
историографической базы слишком
часто приводят автора к ошибочным
заключениям. Вот лишь несколько
примеров.
Автор называет своего ге-
роя «курским негоциантом», но
И. И. Голиков, хотя и был записан
в курское купечество, уже с на-
чала 1760-х годов принадлежал
к богатой, политически актив-
ной части столичного купечества,
имеющей широкие культурные
интересы. Крупные предприни-
матели, государственные деятели,
писатели, переводчики составляли
круг общения братьев Голиковых,
распоряжавшихся миллионными
капиталами.
Д. Д. Зелов (и не он один)
слишком доверчиво относится
к уничижительной самооценке
Голикова, любившего повторять,
что он человек «неученый» и не
имеет «дерзости присвоить себе
имя историка». Сегодня говорить
о том, что Голиков «никогда не был
и не стремился стать профессио-
нальным историком», по меньшей
мере не исторично, ибо крупнейшие
русские историки второй половины
XVШ века - М. М. Щербатов и
И. И. Болтин также были само-
учками и дилетантами и в этом
смысле отличались от Голикова
лишь знанием иностранных язы-
ков. Как писал В. О. Ключевский,
«в то время, чтобы быть студентом
русской истории, необходимо было
стать для самого себя профессором
этого предмета»25. Другой вопрос,
как далеко эти русские самоучки
XVIII века продвигались в своей
работе по сбору, систематизации и
критике источников, по осмысле-
нию исторических событий. Этот
вопрос в отношении 30-томного
сочинения Голикова Д. Д. Зелов
лишь едва наметил, констатируя
житийные приемы и старомодный
провиденциализм историка. Автор
статьи не проявил ни малейшего
желания опереться на наблюдения
других исследователей. По его сло-
вам, труды Голикова «практически
не становились объектом изуче-
ния». Это утверждение далеко не
соответствует действительности.
Кроме моей монографии, вышедшей
в 1991 году26, Голикову в разное вре-
мя были посвящены (целиком или
частично) работы Е. Ф. Шмурло,
И. Л. Фейнберга, А. И. Фейнбер-
га, В. М. Былова, В. С. Листова и
История Петербурга. № 1 (47)/2009
предыдущая страница 91 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн следующая страница 93 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст