Р
ецензии книг о Петербурге
9 6
на тот момент я вообще не владел.
Был, правда, профессиональным
переводчиком, но военным, а не
литературным.
Даниилу Александровичу зво-
нил я в этот раз без особого на то
желания. Почему-то был убежден,
что он меня отбреет, сказав, что само
по себе предложение нелепое. Но в
очередной раз Гранин изумил меня
своей непредсказуемостью. Просто
сказал: «Приезжайте и расскажите
мне об этой книге». Здесь необходи-
мо небольшое дополнение. Дело в
том, что со Стаховым Гранин к тому
времени уже был знаком. Не лично, а
через его другую книгу под названием
«Трагедия на Неве». В переводе по
главам я посылал ему из месяца в
месяц рукопись. Видимо, книга его
заинтересовала, равно как и сам ее
автор. Теперь уже Гранин поставил
меня в тупик своим предложением.
Как можно пересказать книгу за
какой-то час? А вдруг я что-то не так
в ней понял и навяжу свое ошибочное
восприятие известному писателю.
Надо было как-то выходить из этой
щекотливой ситуации. Решил еще раз
перечитать роман уже с карандашом
в руке, стараясь найти в нем наиболее
значимые смысловые места. Мне
кажется, что это в конце концов уда-
лось. Выбрав два из таких эпизодов,
я перевел их и на встречу с Граниным
шел уже более уверенно.
Тут необходимо еще одно отсту-
пление. Думаю, со мною согласятся
те, кто имел счастье, а именно так я
бы хотел определить это чувство,
гулять с Даниилом Граниным. Я
специально употребляю слово
«гулять», так как именно его осо-
бенно вкусно выговаривает Гранин
в таких случаях. Это его слово. Для
меня такие прогулки с ним это одно-
временно наслаждение и мучение.
Первое - это радостное чувство от
того, что общаешься действительно
с великим человеком, обогащаясь
ежеминутно от него. Но с другой
стороны, он буквально выворачи-
вает тебя наизнанку своими вопро-
сами, и ты, сам того не осознавая,
раскрываешься перед ним в том
аспекте, который ему необходим на
данный момент.
В этот раз Гранин прогулял
меня до галантерейного магазина в
сторону «Авроры». Петроградская
сторона, где он живет уже многие
годы, одно из любимых мест его
Петербурга. Большинство из нас
ходят по этим улицам, не замечая
их очарования. Гранин гуляет с на-
слаждением. И это чувство, когда
идешь вместе с ним, вдруг передает-
ся и тебе. Во всяком случае, со мною
так бывало всегда. За те полчаса,
что мы шли до магазина то ли за
рубашкой, то ли за носками: точно
не помню, знаю, что ничего Гранин
так и не купил, он терпеливо, не
прерывая меня ни словом, выслу-
шивал мой страстный гимн в защиту
«Маленького Кваста». На обратном
пути говорил уже он, но на другие
темы, с романом было покончено.
На прощание перед его домом я
передал ему несколько листков с
двумя переведенными эпизодами.
На том с ним и расстался, так и не
получив ответа на просьбу Стахова.
Я понимал, что, видимо, мой рассказ
не впечатлил Даниила Александро-
вича, поэтому надежда оставалась
только на содержание эпизодов. Вот
что в них было.
Эпизод первый
Однажды после обеда Хаберле
отдал распоряжение: «Через час
пьянка. Форма одежды - белый
смокинг ценителя спиртного».
Это означало, что они должны
были вывернуть на грязно-белую
сторону свои маскхалаты. Были от-
крыты банки сардин, нарезан хлеб и
сало. На стол поставлены персики,
вымоченные в водке, а также дья-
вольский напиток под названием
«Яд из дремучего леса».
В качестве гостей были при-
глашены: обер-ефрейтор Михель,
«поскольку он образцово научил
ефрейтора Кваста стрелять из пу-
лемета «МГ-34», и тому удалось по-
давить пулеметное гнездо русских».
Кроме него был приглашен один из
командиров разведгруппы из второй
роты в награду «за его высказывание
о том, что благодаря разведданным
группы перехвата телефонных пере-
говоров уцелело не менее полуроты
солдат». Хассель сам лично разнес и
вручил эти приглашения.
Ближе к вечеру все сели за стол.
Начало было положено стаканом
водки. Затем Хеберле открыл так на-
зываемое «слушание Дела». Сперва
были распределены роли: Хеберле
был судьей, Хассель и Занд - при-
сяжными, Хапф - обвинителем, а
Кваст - защитником. Переводчики
выступали свидетелями, а гости - пу-
бликой. Обвиняемый отсутствовал.
Это был русский Иван. Причина его
отсутствия была признана уважи-
тельной: «вследствие труднопрео-
долимых условий местности». Его
интересы представлял Кваст.
Обвинение гласило: Иван пред-
намеренно мешает пребыванию
на свежем воздухе в летнее время.
Он препятствует приему пищи в
установленные часы, легкомыслен-
но обращаясь при этом со своим
оружием. Он производит бессмыс-
ленный шум. Коварно использует
дьявольскую силу десятков мил-
лионов большевистских комаров,
которые в летнюю пору посягают
на самое ценное, что только есть в
мире: на немецкую кровь!
Чем больше было выпито, тем
бессмысленнее становились изре-
чения, которые во всю силу своих
легких выкрикивали представители
История Петербурга. № 1 (47)/2009
предыдущая страница 95 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн следующая страница 97 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст