Р
ецензии книг о Петербурге
болотной юстиции. Аргументы Ква-
ста в оправдание действий русских
воспринимались обвинителем как
государственная измена. Публика
и присяжные почти падали со ска-
меек от смеха и восторга. Хеберле
с ревом нападал на Хапфа: «Если
вы и дальше будете так неуклюже
выдвигать свои обвинения, то я
оправдаю Ивана, и мы все пойдем
домой!» На это фельдфебель еле
разборчиво лепетал: «Это хорошо.
Так ли нам нужен этот Ленинград?
Давайте спросим честно, что мы во-
обще забыли в этой России?» Занд
поучительно заметил: «Водку!»
Хеберле набросился с упреками
на Кваста: «При чем тут Бисмарк?
И Йорк? Вы прибегаете к про-
пагандистским лозунгам в защиту
Красной армии, вы комиссар!» А
Хассель угрожающе воскликнул:
«Что подумает о вас фюрер, това-
рищ Квастов?» Михель заорал: «Я
не вижу никакого фюрера. Кто-
нибудь видит здесь фюрера? Я
полагаю, что он ищет свою войну.
Но он даже в самом дерьмовом
месте не в состоянии ее отыскать!»
Ливен закричал: «Ты сказал, что он
ее потерял?» На это Михель: «Я?
Это сказал ты сам своим языком
без костей! Ребята, дайте Ливену
что-нибудь выпить, пока глотка у
него еще работает!»
Наконец Хеберле вынес ре-
шение относительно Ивана: «Наш
собрат по болотной жизни приго-
варивается к запрету на стрельбу.
Он должен немедленно представить
нам своих телефонисток!» С этими
словами Хеберле, качаясь, под-
нялся, криво нахлобучил на голову
пилотку и, пробурчав: «Я скажу ему
это сам», вывалился за дверь.
Кваст быстро бросил изумлен-
ной пьяной компании: «Так мы его
здесь враз потеряем, если вовремя не
остановим!» Шатаясь, они вывали-
лись друг за другом наружу. Хеберле
взобрался на крышу блиндажа. Те-
перь он стоял там, выпрямившись
с расставленными руками, и соби-
рался начать речь. Хассель и Кваст
рванули его за ноги. Как мешок он
свалился в проход. С улюлюканьем
один за другим они попадали вслед
за ним в узкую траншею. И в то же
самое время по меньшей мере три
пулемета открыли по ним огонь.
Икая, Хаберле, пробормотал: «Иван
нарушил правила игры. Полное бес-
культурье!»
Эпизод второй
...Перед входом на пост охра-
нения из грязи торчит высокий
пень. Раздатчик еды, неотесанный,
глуповатый парень, бросает на него
термос с едой и открывает крышку.
На дне лежат порции бутербродов
с тонким слоем маргарина, на зато
на них положена толщиной в палец
бледно-розовая «резиновая» колба-
са. Раздатчик кричит: «Можно брать
по три порции. Теперь еды хватит
на всех».
Кваст чувствует растущую тош-
ноту и ярость. Не потому, что этот
парень с таким циничным равноду-
шием воспринимает потери послед-
них часов. И не из-за того, что эта
еда не вызывает у него аппетита.
Но всего лишь в нескольких
метрах от пня, раскинув руки,
лежит убитый солдат из русской
штурмовой роты, которой удалось
прорваться до самой железнодорож-
ной насыпи, где она все-таки была
остановлена убийственным огнем
оборонявшихся немецких солдат.
Гренадеры обороняли насыпь также
и с обратного ее ската, ведя огонь из
замаскированных амбразур, устро-
енных в лесных укрытиях.
Кваст медленно отодвигает в
сторону кусок «резиновой» кол-
басы и в оцепенении смотрит на
русского. Перед ним лежит юноша с
прекрасным утонченным профилем.
Светлые густые волосы покрыты
запекшейся кровью. Тонкий нос
кажется прозрачным. Пустые глаза
направлены на розовато-синее ве-
чернее небо, по которому медленно
плывут белые облака, напоминаю-
щие своими очертаниями корабли.
Узкие детские пальчики все еще
судорожно охватывают винтовку с
грубо обтесанным прикладом. Жук
осторожно, на ощупь пробирается
через бледно-желтую ушную рако-
вину. Губы выглядят блеклыми на
фоне контрастной белизны лица,
верхняя губа немного приподнята.
Квасту кажется, что он ощущает то
упоение, которое испытывал юноша
в момент броска через насыпь. Гор-
дость от чувства, что он первым во-
рвется на немецкие позиции. Ужас
в тот момент, когда он внезапно
осознал, что вместе с другими свои-
ми товарищами попадет под пере-
крестный огонь. В последний миг
понимание предстоящей смерти.
Кваст видит себя самого, лежа-
щего там. Он думает: русский выгля-
дит, как любой из моих однокласс-
ников, так, будто я вместе с ним
ходил в школу и мы вместе играли
в футбол. Кроме военной формы, их
ничего более не отличает.
Русские являются недочеловека-
ми? Те, что сейчас сидят в Германии,
не имеют об этом ни малейшего
представления, продолжает размыш-
лять Кваст. Его охватывает горечь, к
которой примешивается злость. И
когда он, стиснув зубы, идет к себе
в блиндаж и молча садится у стены,
то не может избавиться от мучитель-
ного вопроса, а правильно ли он все
оценивает? Этот юный русский ему
намного ближе, чем такое дерьмо, как
господин полковник Гайершнабель,
господин обер-лейтенант Эльберг,
господин штабс-вахтмейстер Шак
или господин хауптвахтмейстер
Бригель.
Граница понимания всего это-
го находится не на переднем крае
9 7
История Петербурга. № 1 (47)/2009
предыдущая страница 96 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн следующая страница 98 История Петербурга №47 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст