С
овременные мемуары
Д о б р ы й г е н и й н а ш е й с е м ь и .
К о т я .
О м о е й б а б уш ке,
А л е к с а н д р е И л ь и н и ч н е Р о ги н с к о й *
П . П . Стрелков
Под толстым стеклом пресс-
папье наливался лазурью морской
залив, чудный город уступами
поднимался на склоны горы, ку-
рившейся дымом. Окна городских
зданий разноцветно светились, и
если глядеть с разных сторон, то
цвет их волшебно менялся благо-
даря кусочкам перламутра, искусно
вклеенным в картинку с тыльной
стороны стекла. Ничего прекраснее
этой вещи в моем раннем детстве я
не помню. Я так наслаждался ею, что
посреди любимого пейзажа протер
безобразную дыру. Позднее я узнал,
что красивый город над морем -
Неаполь, откуда Котя привезла этот
сувенир, нарядный до сладости.
Она интересно рассказывала, как с
группой туристов поднималась на
Везувий, и веселые проводники-
чичероне пускали вскачь ослов с
восседавшими на них испуганными
русскими дамами.
Множество других замеча-
тельных вещей можно было найти
в тесной Котиной комнате, самой
неудобной из занимаемых нашей
семьей. Мы с братом постоянно
толкались здесь, высоко ценя Ко-
тино общество и принадлежавшие
ей богатства. В углу стояло давно
забывшее пациентов зубоврачебное
кресло, обитое пыльным красным
плюшем. Один из нас в него садился,
второй давил на педали, и кресло
могло подниматься, опускаться и
вращаться. Еще интереснее были
вместительные ящики бюро. Из них
вынимались давно остановившиеся
часы разных фасонов, нарядные от-
крытки, почтовые марки и ассигна-
ции с царскими орлами, конверты и
«секретки»** из красивой желтова-
той бумаги, палочки алого сургуча,
щетки для чистки ломберных столов
от мела, пышные страусовые перья -
предметы из неведомой нам жизни,
казавшейся благополучнее и наряд-
нее нынешней. Все это, вероятно,
досталось Коте от покойных роди-
телей. Ее собственное имущество
было иного рода: аптекарские весы
с роговыми чашками, страшноватые
с виду зубоврачебные инструменты
и тонкие пластинки разноцветного
воска, тоже из арсенала дантиста.
Многое из выдававшегося нам для
игр было достойно лучшей участи,
но Котя придерживалась иного мне-
ния. Нас она обожала и рада была
ублажать всем, чем могла, сокровищ
же своих не ценила.
Высокому авторитету Коти по-
могало ее близкое знакомство с
волшебником Брик-Лебретом. Зага-
дочным образом он узнавал о наших
желаниях и обычно спешил их ис-
полнить. Правда, он был осведомлен
и о дурных поступках, но благодаря
Котиному заступничеству быстро нас
прощал. Не иначе как Брик-Лебрет
предупредил Котю о задуманном
нами побеге в Африку. Было собрано
оружие и другие любимые игрушки,
мы тихонько оделись и крадучись
вышли через кухню на площадку
«черной» лестницы. Там мы остано-
вились в раздумье, но входная дверь
за нами вдруг сама затворилась и
щелкнула замком. Путь к отступле-
нию был отрезан, мы остались одни
в полном опасностей чужом месте
и дружно заревели. Дверь тотчас
распахнулась, на пороге стояла сме-
явшаяся Котя.
Хотя Котя была неизменно до-
бра и ласкова, мне запомнился кон-
фликт, возникший раз между нами.
Я, наверно лет пяти-шести от роду,
доказывал бабушке, что она не смеет
меня и пальцем тронуть, истинное
право наказывать дано только маме.
Вероятно, я разглагольствовал очень
нахально и чем-то ее обидел. Котя
вспылила и со словами: «Значит, не
имею права?» закатила мне оплеуху.
От обиды я отчаянно ревел, и был
долго ею же утешаем. Впервые я по-
нес кару не за дурной поступок, а за
иную точку зрения. Это был редчай-
ший случай, когда Котя оказалась,
на мой нынешний взгляд, не совсем
права. Он и запомнился благодаря
своей необычности. Других обид на
Котю или ссор с ней я припомнить
не могу.
Сомневаться в праве Коти ка-
рать или миловать оснований у нас
не было. В нашем доме она была
главнокомандующим, взявшим
на себя основное бремя забот о
семейном благополучии. В предво-
енные годы ей было около 65 лет,
она оставалась живой, энергичной
и властной женщиной. Из раннего
детства запомнился случай, по-
казавший нам Котину смелость и
решительность.
* Материалом для настоящего очерка послужили воспоминания не только мои, но и моего двоюродного брата, Юрия Львовича
Кроля, с которым мы обсуждали все здесь написанное. Использованы также изыскания по истории семьи, сделанные Евгением Ми-
хайловичем Рогинским.
** Секретка - письмо без конверта. Вдоль краев сложенного пополам листа плотной бумаги была пробита линия мелких дыро-
чек (как в блоке почтовых марок). Письмо писалось на внутренней стороне листа, адрес на наружной, а края заклеивались; прочесть
секретку можно было, лишь оторвав ее края по линии дырочек.
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 22 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 24 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст