С
овременные мемуары
Возможность иметь домработницу
обеспечивалась наличием у нас тем-
ной комнатки рядом с кухней, изна-
чально предназначавшейся бывшим
хозяином дома для прислуги.
Я думаю, что в нашей дружелюб-
ной, лишенной снобизма и простой
в быту семье этим женщинам было
нетрудно ужиться. Одна из них, моя
первая нянька Люба, нашла нас по-
сле войны, и мы много лет дружили
семьями. В доме очень следили, чтобы
мы, маленькие, вели себя с домработ-
ницами вежливо. Брат хорошо пом-
нит затрещины, полученные от Коти,
за грубую выходку по отношению к
одной из этих девушек. Проступки
такого рода строго карались, но самое
страшное наше преступление так и
осталось нераскрытым. Акулина, с ко-
торой мы жили на даче, приготовила
яичницу не с булкой, как приучила
нас Котя, а с черным хлебом. В знак
протеста мы стали выковыривать
хлеб и швырять его хотя и не в вино-
вницу происшествия, но в ее сторону,
а пожилая Акулина эти куски под-
бирала. Мы сознавали, что поступаем
плохо, но чувствовали безответность
деревенской женщины, не умевшей
справиться с разбушевавшимися
«барчуками». Она так и не пожало-
валась Коте, от чего наш проступок
выглядит еще отвратительнее. Мне и
сейчас трудно сознаваться в нем; этот
позорный случай не устает жечь меня
стыдом всю сознательную жизнь.
Не знаю, кто был автором си-
стемы нашего воспитания - матери,
Котя или они сообща. Сейчас мне
кажется, что система была не совсем
разумной. Гулять нас с братом одних
не пускали, только в сопровождении
кого-нибудь из старших. Желая из-
бежать воображаемых опасностей и
дурного влияния, нас искусственно
изолировали от жизни за пределами
квартиры, воспитывая страх перед
неведомой уличной стихией.
Мы с братцем были постоянно
вдвоем, и особого голода по обще-
ству сверстников не испытывали.
Общались мы больше с детьми из
дружеских семей, которых приводи-
ли в гости к нам, а нас к ним, чаще на
праздники. Обставлялось это иначе,
чем принято сейчас, когда дети на
равных участвуют во взрослых за-
стольях. Для нас и наших гостей
всегда устраивали отдельный сто-
лик, желательно в другой комнате.
Как лучше, судить не берусь, но
нынешние развязные малолетки,
шумно требующие внимания стар-
ших, мне не нравятся.
В традициях домашнего воспи-
тания, лет с шести к нам пригласили
старушку-немку, выполнявшую роль
гувернантки: она с нами гуляла, за-
нималась письмом и арифметикой, и,
главное, немецким языком. Почтен-
ная Зинаида Адамовна была очень
стара и неизменно засыпала под соб-
ственное чтение вслух из нарядной
книги «Der Kindergarten». Мы ждали,
когда ее голос начинал запинаться, и
c восторгом принимались мутузить
друг друга. Познанию немецкого Зи-
наида Адамовна способствовала мало.
Матерям и Коте, знавшим немецкий
язык, это нетрудно было установить,
но они, похоже, не контролировали
наше обучение.
Старшие щедро делились с нами
другим - пока мы сами не приохо-
тились к чтению, нам каждый день
читали вслух или пересказывали
содержание замечательных книг,
Наш дед Е. Е. Кроль.
Середина 1930-х гг.
украсивших наше детство да и по-
следующую жизнь. Мне кажется,
что сказки Пушкина я знаю чуть не
с колыбели. Рано пришли и навсегда
остались с нами Буратино и братец
Кролик, храбрый Щелкунчик и
Маугли, плывшие за золотым руном
аргонавты и могучий Геракл. Рано
открылся нам и чудный мир сказки,
сплетенной с явью, где таилась сре-
ди русалок ведьма, а кузнец дарил
невесте царицыны черевички.
Потом мы погрузились в мир
океанских просторов и приключе-
ний, узнали имена юных Дика Сен-
да, Роберта Гранта, чудака Паганеля
и таинственного капитана Немо,
сражались с пиратами за сокровища
капитана Флинта. Замечательные
морские, и не только морские исто-
рии поведал нам и горячо любимый
Борис Житков.
На всю жизнь полюбились
нам проказы мальчишек с далекой
Миссисипи и бессмертная легенда о
двух других мальчиках, родивших-
ся в старой доброй Англии - один
в семье Тюдоров, а другой просто
Кенти. Потом мы были зачарова-
ны Д'Артаньяном и его друзьями,
позже застучал в наших сердцах
пепел Клааса. Из книг о событиях
родной истории лучше других за-
помнились «Князь Серебряный» и
«Тарас Бульба».
Я особенно любил книги о жи-
вотных Сетона-Томпсона и его же
«Маленьких дикарей», рассказы
Бианки, Пришвина, Ольги Перов-
25
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 24 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 26 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст