С
овременные мемуары
фигурок из марципана. С довоенных
лет я не пробовал, да и не видал
больше крымских яблок - красиво
продолговатых, с нежным румянцем
на боках. Надо заметить, что дорогие
лакомства доставались нам нечасто,
но мы охотно довольствовались
кусочками твердого как камень,
хрусткого сахара, наколотого специ-
альными щипчиками - в те годы еще
пили чай вприкуску.
III
Как и у всех сверстников, безмя-
тежное время нашего детства закон-
чилось с войной. Мы узнали о ней от
мамы, приехавшей из города на дачу
в Сиверскую, где с нами жила Котя.
В радостном возбуждении мы с бра-
том принялись стрелять из палок и
гоняться друг за другом с криками
«ура!» «Какие они еще глупые» -
сказала бабушка маме так, что я
присмирел, почувствовав по ее тону
трагичность случившегося.
На следующее утро Котя на-
няла редкого в поселке извозчика и
отправилась со мною в продоволь-
ственный магазин. Мешков у нас
не было, баранки, сушки и сухари
складывались в две большие наво-
лочки. Помните кадры из фильма
«Солдат Чонкин», где узнавшие о
войне бабы скопом ринулись в де-
ревенскую лавку за солью, мылом
и спичками? Бабушка, обучен-
ная советской властью, поступила
сходным образом, но запасала она
основу жизни - хлеб. Считалось,
что ее покупка спасла жизнь моей
маме, оставшейся в блокадном
Ленинграде, да и не только ей. Мне
помнится, что часть закаменевших
сушек поехала в эвакуацию на Урал,
где тоже оказалась весьма кстати.
В конце июля 1941 года мы с
братом были вывезены из Ленингра-
да в Свердловск, куда эвакуировали
сокровища Эрмитажа. Специальным
эшелоном командовал генерал (ромб
в петлице) в форме НКВД, состав
охранялся вооруженными солдатами,
была к нему прицеплена платформа
со спаренными зенитными пулеме-
тами, вызывавшими мое особое вос-
хищение. Шел поезд быстро, почти не
задерживаясь на остановках. Помнит-
ся, что мы с тетушкой ехали налегке.
Через месяц в Свердловск прибыли
дед с Котей. Ее стараниями они вез-
ли множество тяжелых чемоданов и
тюков - как управились старики с
этим громоздким багажом, было не-
понятно. Привезенная одежда, белье,
одеяла и даже, вероятно, кастрюли
очень выручили семью в трудные
годы эвакуации.
Из моей недолгой жизни в
Свердловске помню громадные,
многочасовые очереди в продо-
вольственные магазины. Первой
военной осенью некоторые виды
продуктов еще поступали в свобод-
ную продажу, но по высокой цене,
назывались они «коммерческими».
В одни руки отпускалось очень
мало вожделенного масла, сахара
или конфет, поэтому нас с братом
обязательно ставили в очередь
для получения лишних порций
продуктов. Очень скоро «коммер-
ческая» торговля прекратилась,
народ кормился скудными пайками,
выдававшимися по карточкам. На
рынке продовольствие стоило не-
доступно дорого.
Для размещения десятков тысяч
эвакуированных местных жителей
принудительно «уплотняли», что
не способствовало их любви к при-
езжим. Впятером мы занимали не-
большую комнату, загроможденную
хозяйской мебелью и нашими чемо-
данами. Мы с братом этим пользова-
лись: игра заключалась в том, чтобы
обогнуть комнату по периметру и
не ступить ногами на пол. Постав-
ленные «на попа» чемоданы вы-
ступали также в роли коней - сидя
на них верхом, хорошо было метать
друг в друга дротики или рубится
деревянными мечами. Мы много
играли дома из-за нежелания выхо-
дить во двор. Тепличное домашнее
воспитание приносило свои плоды:
не слишком приветливых местных
мальчишек мы побаивались.
На Урале ютилось тогда великое
разнообразие людей из опаленных
войной частей страны. Котю на-
вещали порой странные женщины,
не похожие на других наших зна-
комых: они говорили с певучим
акцентом и непривычно величали
бабушку «мадам Рогинская». Это
были гости из незнакомой нам
среды Котиного провинциального
детства, проходившего в «черте
оседлости». Думаю, что они давно
стали очень далеки ей, но Котя их
любезно принимала, терпеливо
выслушивала жалобы и, возможно,
чем-то помогала. Разыскалась в го-
роде и женщина, чудом спасшаяся
из немецкого плена. Не слишком
доверяя официальной пропаганде,
Котя отправилась ее расспрашивать.
Вернулась она очень грустная и
подавленная: страшная картина по-
головного истребления евреев, по-
павших под немецкую оккупацию,
полностью подтвердилась.
В январе 1942 года в Свердловск
приехала моя мама, вывезенная на
самолете из блокированного Ле-
нинграда. В дороге изголодавшихся
людей хорошо кормили, и склонная
к жертвенности мама умудрилась
даже запасти для нас кое-какие дели-
катесы. Багаж у нее был иного рода,
чем у Коти. Среди нескольких кило-
граммов имущества, разрешенного к
вывозу на самолете, к нам приехали
две замечательные детские книжки
и искусно сделанная обезьянка-
моряк. Она получила имя Габик и
хранилась мною 60 лет, но сейчас
отдана в фонды «Музея игрушки»,
где любознательный читатель может
с нею познакомиться.
Вскоре мама увезла меня в Са-
марканд, куда была эвакуирована
Военно-медицинская академия, где
она работала. Думаю, что Котя от-
пускала меня неохотно, я впервые
надолго разлучался с ней и с братом.
В Средней Азии началась для
меня совсем иная жизнь, чем в
Свердловске. При Коте мы числи-
лись детьми, спроса по хозяйству
с нас не было. В Самарканде мама
работала с утра до позднего вечера.
Моей обязанностью стала закупка
продуктов, а со временем и варка
каши; за отсутствием кастрюли она
готовилась в бывшей плеватель-
нице, заимствованной в соседней
больнице. Впрочем, наша жизнь в
Самарканде составляет особую тему,
касаться ее здесь нет возможности.
За трудную жизнь вне большой
семьи и слабый родительский над-
зор пришлось платить - я часто
болел, стал хуже учиться и обрел
ряд привычек не лучшего свойства.
Зато я многое повидал и хорошо
прочувствовал главный закон жиз-
ни - если хочешь быть сытым и не
мерзнуть, надо крутиться. Нелегкая
жизнь вдвоем очень сблизила нас с
мамой, и эта особая близость, очень
дорогая и мне и ей, сохранялась
долгие годы.
Котя с братом, тетушкой и
дедом оставались в Свердловске,
перенаселенном и голодном. Пом-
ню страшный Котин рассказ про
обезумевшую от голода женщину,
которая на ее глазах собирала и
27
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 26 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 28 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст