С
овременные мемуары
28
жадно глотала рвоту, извергнутую
пьяным мужиком. Эвакуированные
бедолаги, лишившиеся в чужом го-
роде продовольственных карточек,
денег и вещей, не составляли тогда
большой редкости.
Насколько я знаю, оставшаяся
на Урале часть нашей семьи избе-
жала серьезных лишений благодаря
Котиной прозорливости. В Сверд-
ловске работали магазины «Урал-
золота», скупавшие драгоценный
металл у старателей. Там принимали
на вес и золотые украшения, сплю-
щенные молотком или переплавлен-
ные. Семейные кольца и цепочки,
сбереженные Котей наперекор
обыскам и конфискациям военного
коммунизма, отоваривались здесь
драгоценной мукой. Часть семейных
«сокровищ» была вручена Котей
при расставании моей маме. Их
тут же, прямо в поезде, украли, так
что облегчить нашу полуголодную
жизнь в Средней Азии Котина за-
ботливость не смогла.
IV
В Ленинград мы с мамой вер-
нулись летом 1944 года. Меня
поразила пустынность города и
бесчисленные железные кровати,
усеивавшие развалины домов и пу-
стыри; из них строили даже заборы,
ограждавшие возникшие кое-где
огороды. Было страшно сознавать,
что бывших владельцев этих ржа-
вых остовов убила блокада.
Принадлежавшая нашей семье
часть квартиры оказалась занятой,
старая мебель и вещи исчезли.
Первое время мы ютились в дово-
енной комнате деда, где поселилась
наша бывшая домработница. Слож-
ности возникали в дни, когда к мо-
лодой женщине являлись ухажеры.
Увешанные медалями сержанты
вызывали у меня благоговение, по
их заданию я мотался на толкучку
за праздничной закуской, и очень
удивлял их тем, что возвращал
сдачу. Ночевать в гостевые дни нам
приходилось у знакомых.
Выборочность памяти хорошо
проявляется в моих воспоминаниях.
Как налаживался после возвраще-
ния быт и мы обрели свою комнату,
она не сохранила. Зато хорошо пом-
нится газированная вода, сдобрен-
ная сладким сиропом с грушевой
эссенцией (можно было просить
одинарную, но лучше двойную
порцию на стакан) - единственное
ненормированное тогда лакомство.
От его обильного употребления в
животе у меня постоянно булькало.
Мама приходила с работы очень
поздно, в качестве изысканного
угощения я оставлял ей это пойло
в стеклянной банке (за отсутствием
стакана) рядом с ужином.
Со сладким связан позорный слу-
чай в моей биографии. С зимы 1944
года наша жизнь стала сытнее. Обла-
дателям ученой степени начали давать
льготный паек, защищенная мамой
перед войной диссертация оказалась
весьма кстати. Наши продовольствен-
ные карточки были «прикреплены» к
магазину, обслуживавшему сотрудни-
ков Военно-медицинской академии -
до сих пор не могу пройти мимо него
равнодушно. «Сахарные» талоны
здесь отоваривали не слипшимися
комьями конфет-подушечек, а бело-
снежным, мельчайшим, американ-
ского изготовления сахарным песком
(говорили, что он производился из
сахарного тростника). Мама решила
копить этот замечательный продукт
для наших свердловчан, считая их
голодающими. Я был с нею согласен,
но порой запускал жадную ложку в
заветный мешочек. Подглядывавшая
за мной соседка доложила матери:
«Гляжу - песок хлябает». Ревизия
подтвердила мой позор, я отлично
помню запоздалое раскаяние и стыд
от презрительного материнского
молчания.
Наши уральцы вернулись в
Ленинград зимой 1945 года без
дедушки - он остался на свердлов-
ском кладбище. Моя жизнь сразу
переменилась, я был отстранен
от хозяйственных забот, которые
целиком взяла в свои руки Котя.
В разговорах того времени посто-
янно звучало слово «бронь» - так
обозначалось закрепление жилой
площади за эвакуированными ле-
нинградцами. Судебные тяжбы за
возвращение нам еще двух комнат
завершились благополучно. Удалось
найти и отсудить даже несколько
предметов сохранившейся мебели,
вывезенной из квартиры бывшим
управдомом. Как всегда, сильно вы-
ручила нас Котина дальновидность.
Часть семейного добра она сдала
перед отъездом из Ленинграда на
хранение в ломбард, оно уцелело и
благополучно вернулось в дом.
Должен заметить, что не всегда
Котины усилия сберечь матери-
альные ценности имели успех. Ее
воспитание корнями уходило в
неторопливый XIX век, когда на-
ряды служили многим поколениям
и хранились в семейных сундуках.
Был пахнувший нафталином сун-
дук и у нас. В нем Котя хранила
«про черный день» сбереженный
в ломбарде куний палантин - при-
надлежавший покойной бабушке
роскошный меховой плащ, напоми-
навший фасоном кавказскую бурку.
Кончил этот палантин плохо: волос
изменил цвет, пересохшая мездра
стала ломкой. Первейшую семей-
ную ценность погубило слишком
долгое и ненадлежащее хранение.
Главным Котиным подвигом
в послевоенные годы надо считать
решение жилищной проблемы. Она
нашла в РЖУ знакомого техника,
который за взятку подготовил проект
раздела нашей коммунальной кварти-
ры на две и добился его утверждения.
Соседи остались в одной половине
квартиры, выходившей на парадную
лестницу. Мы, несколько потеряв в
площади, стали обладателями отдель-
ного жилья, в которое входили через
бывший «черный» ход. По тогдашним
временам это была неслыханная
удача. Никто другой в семье, кроме
Коти, на такие свершения способен
не был. Она была прагматиком и
человеком действия, наши же матери
были лишены ее предприимчивости
и имели чересчур идеальные понятия
о жизни.
К нашей половине квартиры
отошла недействующая ванная
комната, быстро превращенная в
жилую. Вспомнил об этом из-за
удивительной ванны, которая там
находилась - она была сделана из
красной меди. Представляю, какой
жар-птицей эта ванна гляделась когда-
то раньше, до сияния начищенная
прислугой! Сей реликт исчезнувшего
быта я знал только потемневшим, в
зеленых пятнах окислов.
После войны Котя уже не ра-
ботала и занималась только домом.
Жили мы трудно. Денег хронически
не хватало, семья из пяти человек
существовала преимущественно
на доцентскую мамину зарплату. В
Эрмитаже, где работала тетушка,
сотрудникам высочайшей квалифи-
кации платили тогда позорно мало,
как и всем «музейщикам» страны.
Вести хозяйство в те годы было не-
измеримо тяжелее, чем сейчас. На-
помню, что отсутствовали газ, цен-
тральное отопление, горячая вода,
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 27 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст