П,
ригороды
34
водимым М. И. Пыляевым: «На мызе
своей Гостилицы граф Разумовский
устраивал для Елизаветы Петровны
довольно часто охоту на лосей и оле-
ней. Из дворцовых дел того времени
видно, что Разумовский, в начале
царствования императрицы, при-
гнал к ней в Село Царское из своей
мызы 16 оленей; государыня была
большая любительница до охоты
на зверей.
Елизавета всегда охотилась в
большом обществе придворных, и
при удачной охоте щедро награжда-
ла деньгами и половинной порцией
своих егерей, которые обязаны были
подгонять тетеревов к будке импе-
ратрицы, не обижая, впрочем, дру-
гих охотников и охотниц отгоном
дичи от их будок.
.. эти охотники
были освобождены от всяких по-
винностей, получали от казны ру-
жья, порох, дробь или свинец - они
были обязаны ежедневно снабжать
дворцовый стол дичью»6.
Грандиозные празднества с
фейерверками и иллюминациями
были устроены здесь 17 марта 1747
года в честь именин хозяина, а 17
сентября - в честь императрицы
Елизаветы Петровны. Сообщения
о пребывании в Гостилицах со-
держатся в «Записках» Екатери-
ны II. Они не единичны. Так, к тому
же 1747 году относится запись: «.
..
ездили с императрицей в Гостилицы
на праздник.
Там танцевали и по-
рядком веселились, после чего вер-
нулись в город.»7. 17 марта 1750 г. она
также отмечала: «В половине поста
императрица поехала в Гостилицы
к графу Разумовскому, чтобы от-
праздновать там его именины»8.
С Гостилицами связана и исто-
рия, наделавшая много шума и чуть
не стоившая жизни великокняжеской
чете, и прежде всего - Екатерине
Алексеевне. История эта произошла
в 1748 году и описана самой Екате-
риной II также в ее «Записках»: «.
..
ездили в конце мая на Вознесение к
графу Разумовскому в Гостилицы;
императрица выписала туда 23-го
того же месяца посла императорско-
го двора барона Бретлаха, который
уехал в Вену; он провел в Гостили-
цах вечер и ужинал с императри-
цей. Этот ужин кончился поздней
ночью, и мы вернулись после вос-
хода солнца в домик, где жили. Этот
деревянный домик был расположен
на маленькой возвышенности и при-
мыкал к катальной горе. Расположе-
Джузеппе Поли.
Портрет архитектора Джакомо
Кваренги. 1810 г
Холст, масло.
Собрание Кваренги, Сан Пелегрино
(Италия)
ние этого домика нам понравилось
зимой, когда мы были в Гостилицах
на именинах обер-егермейстера, и,
чтобы доставить нам удовольствие,
он и на этот раз поселил нас в
этом домике; он был двухэтажный;
верхний этаж состоял из лестницы,
зала и трех маленьких комнат; мы
спали в одной, великий князь оде-
вался в другой.
внизу фрейлины
и горничные. Вернувшись с ужина,
все улеглись. Около шести часов
утра сержант гвардии Левашов.
услышал треск, показавшийся ему
подозрительным; часовой сказал
ему, что этот треск повторялся уже
несколько раз с тех пор, как он на
часах. Левашов встал и обежал дом
снаружи; он увидел, что из-под дома
вываливаются большие каменные
плиты.
..Великий князь соскочил
с постели.
убежал.
я оделась на-
скоро.
все затряслось, с шумом
подобным тому, с которым корабль
спускается с верфи. Левашов. меня
поднял с пола и вышел.
Левашов,
дойдя со мной до лестницы, по кото-
рой пришел, не нашел ее больше, она
обрушилась.
выбравшись я стала
смотреть, что делалось в стороне
дома и увидела, что некоторые лица
выходили оттуда окровавленные, а
других выносили; между наиболее
тяжело раненными была моя фрей-
лина княжна Гагарина.
причиной
всего этого было то, что домик
этот был построен осенью, наспех.
Фундамент был заложен в четыре
ряда известняковых плит; архи-
тектор велел поставить на первом
этаже двенадцать балок на манер
столбов в прихожей. Он должен
был отправиться на Украину, он
приказал управляющему Гостилиц
запретить до своего возвращения
прикасаться к этим двенадцати
балкам. Когда управляющий узнал,
что мы должны жить в этом доми-
ке, то, несмотря на распоряжение
архитектора, принял самые спеш-
ные меры к тому, чтобы выломать
эти двенадцать балок, так как они
портили сени. Когда наступила от-
тепель, все здание осело на четыре
ряда известняковых плит, которые
стали сползать в разные стороны. Я
отделалась несколькими синяками
и большим страхом, вследствие чего
мне пустили кровь.»9.
А. Е. Мартынов (1768-1826). Вид в Окрестностях Ораниенбаума. 1821-1822 гг
Автолитография, акварель. Государственный Эрмитаж
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 33 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 35 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст