уша Петербурга
А. С. Пушкина для этого были созда-
ны все условия. Начался новый этап
работы по спасению сокровищ - их
упаковка и транспортировка.
В Москву израненные картины
были отправлены специальным по-
ездом под усиленной охраной.
Шедевры спасенные, а затем
после реставрации вновь возвра-
щенные Дрезденской галерее, на-
всегда вошли в жизнь Натальи
Соколовой.
..
В 1965 году она в очеред-
ной раз была приглашена обер-
бургомистром Дрездена на юбилей-
ные торжества.
Когда Наталья Ивановна при-
ехала, генеральный директор Дрез-
денских художественных собраний
профессор Макс Зейдевитц пред-
ложил ей посетить те самые шахты
Покау-Ленгефельд.
..
Она встретилась с немецкими
шахтерами там, откуда 20 лет назад,
рискуя жизнью, выносила картины
Дрезденской галереи.
Маршал Иван Степанович Ко-
нев, не расточительный на похвалы,
не раз отмечал ее исключительную
храбрость, полное отсутствие бояз-
ни за себя.
Встретившись с Натальей Ива-
новной в экстремальных условиях
мая 1945 года в Дрездене, он был
вынужден сделать ей предупре-
ждение - в данном, особом и,
может быть, единственном случае
- в заминированные каменоломни
пропускать вперед себя мужчин.
Вся жизнь Натальи Ивановны
Соколовой после 1945 года была
озарена светом тех лет. Она жила на
том же, почти нечеловеческом на-
пряжении военных испытаний. Шла
уже другая, мирная жизнь, другие
трудности и проблемы. А она все
стремилась к жизненному полету
на пределе всех своих сил. Считала,
что культура и искусство должны
противостоять войне, предостеречь
от войны. Это было ее жизненное
убеждение, и она каждодневно боро-
лась за культуру и искусство, за мир
против войны. Все свои гонорары и
премии завещала в Фонд мира.
Приезжая в Ленинград, Наталья
Ивановна приглашала знакомых и
друзей к себе в номер гостиницы
«Астория», где обычно останавлива-
лась. Собирались художественные
критики, журналисты. Сразу же
приносили чай из буфета, бутер-
броды, Наталья Ивановна готовила
какие-нибудь салаты.
Она любила угощать, ей ка-
залось, что вокруг все голодные и
хотят есть, это, наверное, осталось
от военного времени. Наклады-
вала полные тарелки, как шутили
ее друзья, даже «борщ наливала с
горкой».
Всегда была очень деятельной,
окруженной людьми, живущей в
ускоренном темпе, в крупном из-
мерении, не заземляясь мелкими
бытовыми заботами и расчетами.
Встречалась с молодежью, с
курсантами военных училищ, со
школьниками.
Член-корреспондент Академии
художеств, автор более ста публи-
каций и множества монографий,
она не считала зазорным для себя
газетные публикации, обращение к
массовой аудитории.
Однажды, когда я была в Мо-
скве, предложила мне зайти к
Г. С. Улановой. Еще до войны Ната-
лья Ивановна писала о спектаклях с
участием этой гениальной русской
балерины. Галина Сергеевна собира-
лась в то время издать свои записки
о балете. Трудно себе представить
людей, более разных по характеру,
таланту, человеческому темперамен-
ту. Наталья Ивановна была вся на
готовности действовать, и действо-
вать немедленно. Устоять ее напору
было невозможно.
Галина Сергеевна была сосре-
доточена, сохраняя какие-то свои
внутренние, хрупкие, едва ей самой
слышные, нежные и печальные мело-
дии. Казалось, она оберегала их, что-
бы донести до сцены, поведать людям
со всей силой таланта и филигранной
отточенностью своего мастерства.
Такие разные, «лед и пламень»,
они обе представляли «культурное
лицо» России. И чувствовалось, что
каждая из них - и Галина Сергеевна
Уланова, и Наталья Ивановна Соко-
лова - высоко понимала и роль своего
призвания, и меру ответственности
своей жизни на виду у всего мира.
В другой раз Наталья Иванов-
на пригласила навестить маршала
И. С. Конева. Мы пошли, но оказа-
лось, что он плохо себя чувствовал
и принять не мог. Наталья Ивановна
передала ему записочку через кара-
ульного.
46
Когда мы вернулись домой к
Наталье Ивановне, почти сразу
же раздался телефонный звонок.
Звонил И. С. Конев. Наталья Ива-
новна стала говорить каким-то не-
привычно низким голосом, видимо,
случилось что-то недоброе:
- Мы не раз с вами, Иван Степа-
нович, смотрели в лицо смерти, мы
не дрогнем и в этот раз, - сказала в
трубку Наталья Ивановна.
Когда через несколько дней я
уезжала из Москвы, на одной из
центральных улиц было перекрыто
движение - хоронили маршала Со-
ветского Союза Ивана Степановича
Конева.
Сама Наталья Ивановна, тоже
не дрогнув, встретила свой смерт-
ный час. Ее отвезли в больницу с
сердечным приступом, а там почти
сразу же, без промедления постави-
ли диагноз - онкология. Она молча
отвернулась к стене.
На третий день Натальи Ива-
новны не стало.
Потом оказалось, - диагноз
ошибочный.
..
При жизни Наталья Ивановна
поддерживала самые широкие кон-
такты со многими музеями Европы.
Но, конечно, особенно тесные связи
сохранились у нее с Дрезденом.
Дрезденская галерея приглаша-
ла ее на все юбилеи своего второго
рождения. Одну из фабрик Дрез-
дена назвали ее именем. Наталья
Соколова была избрана почетным
гражданином этого города.
В журнале «Советский воин» за
1975 год было опубликовано письмо
маршала И. С. Конева, обращенное к
Наталье Ивановне Соколовой: «Все
написанное Вами правдиво, взвол-
нованно, красиво. Ваше активное
участие в спасении Дрезденской гале-
реи достойно высокой похвалы. Ваше
имя как гуманиста, ценителя красоты,
искусствоведа будет прославлено со-
ветским народом и народом ГДР».
В том же журнале в рубрике
«Помнит мир спасенный» было
опубликовано интервью с Натальей
Ивановной, в котором она сказала:
«Родилась я в Ленинграде, там про-
шла моя юность. Теперь я узнала,
что Ленинград и Дрезден - города-
побратимы, что жители обоих горо-
дов сотрудничают друг с другом, как
хорошие и верные друзья.
.. И мое
сердце бьется от радости».
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 45 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 47 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст