уша Петербурга
стихотворение И. Ф. Анненского
(«Тоска припоминаний»), но и сти-
хотворения А. А. Ахматовой «Песня
последней встречи», «Как ты мо-
жешь смотреть на Неву.
..» и другие,
в которых этот принцип - «разрыв
обычных ассоциаций» - ярко про-
слеживается. Для русской поэзии,
которая «шла преимущественно
по дороге прямых и неразрывных
ассоциаций»14, это было открытием,
подлинным новаторством. Именно
поэтому в творческом сознании Вс.
Рождественского имена Иннокен-
тия Анненского и Анны Ахматовой
неразрывны. Эти поэты определили
своим творчеством новый этап в
истории русской лирики - выявили
принципиально новое отношение
к поэтическому образу, подвергли
кардинальным изменениям приемы
художественной выразительности,
сам принцип построения лириче-
ских произведений.
Стихотворение Вс. Рождествен-
ского «Иннокентий Анненский»
(«Две тени») стало не просто одним
из посвящений поэтическому учите-
лю и наставнику. Автор раскрыл в
нем тему о высоком предназначении
поэта и поэзии в обществе, начатую
А. С. Пушкиным, М. Ю. Лермонто-
вым, Н. А. Некрасовым и другими.
В стихотворении нашли отражение
не только искренние и глубокие
размышления Вс. Рождественско-
го о судьбах настоящих поэтов,
какими были И. Ф. Анненский и
А. А. Ахматова; не только его сокро-
венные раздумья о литературных
традициях и творческих влияниях,
но и глубокие и тонкие наблюдения
профессионального литературоведа
о новых принципах организации
русской поэзии ХХ века, о тайнах
поэтического мастерства.
«На живой почве судьбы Пе-
тербурга - Ленинграда в поэзии
Вс. Рождественского окрепло чув-
ство истории <.
..>». При чтении его
стихотворений «возникает эффект
присутствия в сегодняшней жизни
тех, кто творчески нерасторжим с
Петербургом - Ленинградом и его
окрестностями»15. Но, как писал
Дм. Снегин, было у Вс. Рождествен-
ского второе пристрастие - Казах-
стан. И ни к чему гадать, какое из
этих чувств значимей»16. Впервые
поэт посетил Казахстан в 1935
году. Он писал в своих воспомина-
ниях: «Группа русских писателей,
тогда еще ленинградцев, во главе с
Л. С. Соболевым по завету куль-
турного шефства начала поездку по
этой невиданной в то время для нас
обширной стране»17. В эту группу
писателей входили Л. С. Соболев,
К. И. Чуковский, П. И. Лукницкий,
А. И. Гитович. «Наша писательская
группа совершила немало поездок в
степях и горах Казахской республи-
ки», - вспоминал поэт. И продол-
жал: «Она побывала и на Балхаше,
и в пойменных зарослях реки Или,
и в пустынях Жаркента, и в цвету-
щих долинах Семиречья, и в горах
Заилийского Алатау, и на далеком
озере Зайсан. Обогащенные впечат-
лениями, мы вернулись в Алма-Ату
и здесь в близких окрестностях
города, в зеленых живописных уще-
льях Медео, на фоне величественных
вершин и крутых скатов с альпий-
скими веретенообразными елями и
высокой, усеянной цветами травой,
подводили итоги своих поездок, об-
суждали план будущей коллективной
книги об этой своеобразной стране,
стоящей накануне хозяйственного и
культурного расцвета»18.
Вс. Рождественский первым
из русских поэтов начал перево-
дить стихотворения выдающегося
казахского поэта Абая Кунанбае-
ва. Подстрочники выполнял для
него Мухтар Ауэзов, впоследствии
автор прославившегося на весь
мир романа-эпопеи «Путь Абая»,
лауреат Государственной (1949)
и Ленинской (1959) премий. Но
уже в 30-е годы, вспоминал Вс.
Рождественский, М. О. Ауэзов
«был и ученым-исследователем, и
писателем с обширным культур-
ным кругозором <. >, терял для
этого немало времени, переводил
мне строчка за строчкой тексты,
определяя лирический ход стиха,
читал вслух оригинал, раскрывая и
художественные его особенности,
и национальное своеобразие быто-
вых деталей»19. Переводы Вс. Рож-
дественского удивительно точно
передают идейно-художественное
содержание произведений казахско-
го поэта. Так, в переводе одного из
лучших лирических стихотворений
о природе Абая Кунанбаева, изо-
бражающего «зиму в облике седого
старца в белом одеянии - старого
свата»20, Вс. Рождественский смог
довольно близко к оригиналу пере-
дать мерное, торжественное звуча-
ние казахского стиха - силлабиче-
ского одиннадцатисложника:
В белой шубе, плечист,
весь от снега седой,
Слеп и нем,
с серебристой большой бородой,
Враг всему, в чем есть жизнь,
с омраченным челом,
Он, скрипучий, идет,
занесенный пургой.
..
Задолго до реабилитации он
переводил стихотворения другого
выдающегося поэта - Шакарима
Кудайбердиева - родного племян-
ника и любимого ученика Абая
Кунанбаева.
Мастерски перевел он и сти-
хотворения двух великих поэтов
ХХ века - Сакена Сейфуллина и
Ильяса Жансугурова. К изданию
их в большой серии «Библиотеки
поэта» (1973) он написал пре-
дисловие «Два поэта казахских
степей и гор». Вс. Рождественский
участвовал в издании сборника
«Поэты Казахстана» (Л., 1978).
«По признанию самого Вс. Рожде-
ственского, - писал Дм. Снегин, -
работы над переводами казахских
поэтов на русский язык и сама
казахская поэзия доставили ему
радость и наслаждение, открыв
много созвучного его душе»21.
Поэт написал много и ориги-
нальных стихотворений о Казахста-
не. Это цикл стихотворений «Абай
Кунанбаев», «Турксиб», «Пиала»,
«Ночлег на геолбазе в Таласском
ущелье», «Арык» и другие. Одно из
лучших среди этих произведений -
стихотворение «Алма-Ата»:
Я помню вас,
предгорья Казахстана,
Когда в изломах
льдистого хребта,
Омытая ветрами, утром рано
Открылась предо мной
Алма-Ата.
Густые тополиные аллеи
Просторы улиц превращали в сад,
Где тени перепутались, как змеи,
Вдоль серых,
солнцем выжженных оград.
А в сердце города сливались дикий
Шмелиный гуд и птиц
рассветный хор,
Гремели неумолчные арыки,
Неудержимо скатываясь с гор
...
В стихотворении изображен,
как писал об Алматы Ю. Домбров-
ский в своем романе «Хранитель
49
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 48 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 50 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст