Б
локада Ленинграда
62
что из столовой: масло, шпик, сыр,
что давали по кусочку 5-10 г, но
каждый день.
Освоив свою работу, к концу
года я уже смогла подменить на-
чальника гидролизного цеха Баши-
лова, когда он болел, а потом стала
сменным мастером на гидролизе и
умела сама сделать анализ сусла.
Однажды ночью принесла ана-
лиз в лабораторию, вижу - спит
Зинаида Михайловна, наша «мама»,
положив голову на руки за столом.
Жалко стало ее будить. Сделаю
сама! Взяла сегнетовую соль, втяну-
ла в пипетку-трубочку, но слишком
сильно - прямо в рот.
.. Закричала
и выплюнула вместе с кожей обо-
жженного языка. Зинаида Михай-
ловна вскочила, что-то влила мне в
рот, а я стою, наклонясь, - изо рта
капает кровь. Зинаида Михайловна
схватила свой кусочек масла и сует
мне его в рот, я мотаю головой, зажа-
лась рукой, а она кричит: «Бери!!!».
Ведь это масло, ее масло, как взять?!
Но она все-таки скормила его мне
маленькими кусочками. Санчасть -
три дня. Неделю только пила, но
зажило. Домой не ходила, потом
уж маме рассказала. Урок пошел
впрок - больше уже не ошибалась,
когда заменяла заболевшего сменного
химика, - сама умела все сделать.
Летом 42-го года нас измучи-
ли учения «химиков» по поиску-
разведке отравляющих веществ и
дегазации пораженных участков.
После ночной смены перед сле-
дующей ночной вместо сна прихо-
дилось влезать в противоипритные
костюмы, в противогазах проводить
разведку и дегазацию очага. Учения
были на хоздворе, вокруг - асфальт
и жара. Изматывали тяжелые РДП
(ручной дегазационный прибор)
и ВДП (возимый дегазационный
прибор) - под солнцем, в полном
снаряжении часа два-три.
при
командирах из штаба ГО района,
которые охотно и часто проводили
у нас учения, после чего удалялись с
начальством в ковровый кабинет ди-
ректора в бомбоубежище. Жаль, что
за пятьдесят лет после войны никто
из них не вспомнил нашу заводскую
команду МПВО, сделавшую немало
для выпуска продукции, спасения от
пожаров на заводе, да и для фронта и
ленинградцев. Стеснялись названия
«Ликероводочный завод»?
А мы после учений выливали
пот из костюмов и бежали в душ.
Около меня всегда были работницы
Клава Тихонова, Таня Андрюшина,
Тося Егорова, Зина Мищенко, Нина
Лебедева (но она осенью ушла в
армию) и все «мои химики» из
команды.
Однажды бежит Клава ко мне в
цех и кричит:
- Ирэночка! На хоздворе ло-
шадь сдохла - беги к Виханскому,
пускай мяса на команду отпустят!
После моей просьбы два дня
нас в столовой угощали котлетами
и супом на мясном отваре.
Директор Бордуков держал
марку образцового завода. Была
на заводе парторг Валя Плетнева,
рыжая стройная красавица. Секре-
тарем комитета ВЛКСМ была Вера
Смирнова. Начальник отдела кадров
- Лидия Михайловна Знаменская.
Все они были тоже на казарменном,
но «команда управления» находи-
лась в газоубежище, и общаться нам
не приходилось. Заходили они ино-
гда на производство, но я не помню
никаких собраний. Не до этого всем
было. Зато любимым лектором-
международником был полковник
Добржинский, часто выступавший
в нашем клубе и в городе.
Приближалось Первое мая.
Весна!
Ко мне зашла в цех Вера Смир-
нова - узнала, что я мечтала стать
артисткой, - и предложила:
- Приходи в клуб на четвертом
этаже, мы готовим концерт к празд-
нику. А может быть, съездим в 175-й
подшефный полк, в Красный Бор, с
подарками бойцам, с концертом.
Всей душой я откликнулась,
сходила в клуб, меня там прослуша-
ли Валя и Вера и дали добро подго-
товить три-четыре стихотворения.
Поездка состоялась 30 апреля
43-го года.
Я пошла домой переодеть-
ся. Мама очень испугалась: «На
фронт?!.».
- Да нет, мамочка! Они же за
Колпином в обороне стоят, мы им
к Маю подарки отвезем, дадим
концерт - и домой на машинах. Не
волнуйся: фронтовики говорят, что
у нас страшнее - все неожиданно, а
там уже приспособились!
Весна была прохладная. Я хо-
дила в своей кожанке, в сапожках,
сшитых еще в десятом классе в
военной мастерской (мне ежегодно
шили по ноге сапожки, валенок у
меня никогда не было, а на туфли
надевала галоши или ботики).
Была у меня синяя шерстяная
юбка и несколько кофточек. Я на-
дела красненькую шерстяную, на
голову - берет, волосы подвязала
бантиками с двух сторон и, поцело-
вав маму, побежала.
На заводе погрузились мы в
крытый грузовик с ящиками буты-
лок, посылок, с коробками. «Агит-
бригада» была шесть человек: я -
чтец своих и чужих стихов, Фатима
Байрашевская, маленькая изящная
татарка с огромными карими гла-
зами, - отличная танцовщица,
девушка Лида с аккордеоном и
три певуньи из сандружины. Наше
начальство: Валя Плетнева, Вера
Смирнова, их подруга, инженер
с уксусного завода Катя и Лидия
Михайловна Знаменская - ехало
впереди нас на «виллисе».
Это я для мамы придумала,
что ехать безопасно - страху мы
натерпелись достаточно! Военные
шоферы были опытные: умело
гнали машины в интервалах между
обстрелами, под прикрытием желез-
нодорожной насыпи, а мы тряслись
на нашем горюче-взрывном грузе
и молили Бога, чтобы снаряды нас
миновали.
Рыбацкое, Колпино - все из-
рыто, разбито, но живет, дымит,
борется. К вечеру прибыли в полк,
в Красный Бор, но ни леса, ни до-
мов - только жиденькие редкие
хлысты обглоданных осколками
деревьев да земля, смешанная со
снегом, изрытая воронками.
Нас встретили офицеры и по-
вели в «клуб» - это была длинная
землянка с накатами, примерно
семь на три метра, в ней вдоль стоял
стол и по бокам сплошные скамьи.
Тут 30 апреля и прошел мой первый
радостный блокадный праздник!
Народу набилось впритир, даже
соседние летчики просочились.
Было торжественно и весело: в тес-
ноте да не в обиде!
Угощение было из офицерских
доппайков - хлеб, сало, тушенка,
сыр, чай. Вино - наш подарок.
Поздравляли, выступали, пели о
Ленинграде, про Дружбу, про Си-
ний платочек, читали стихи, а один
грузин, тесно зажатый на скамье, с
финкой в зубах изображал танец-
лезгинку! Ас-с-а!
Для вентиляции из землянки
под углом в тридцать градусов шла
широкая труба - из нее доносился
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 61 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 63 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст