Б
локада Ленинграда
по винтовой лестнице, что особенно
тяжело было зимой. Наблюдатели
были тоже девочки не старше меня,
дежурили по графику, надевали
тулуп и, уходя, прощались: ударь
снаряд рядом - быть бы нашей буд-
ке в Неве или вообще уже не быть.
Но миновало!
43-й год - год затяжных обстре-
лов, и часто донесения сверху по те-
лефону были со слезами - снаряды
рвали район безжалостно. Но никто
ни разу не бросил своего дежурства,
а из штаба сведения передавались в
штаб ГО района.
По тревоге я обходила посты
команд. Особенно доставалось
пожарникам. Их возглавлял Петя
Аграшенков, вернувшийся по ра-
нению с фронта. Было много за-
жигалок, но пожара на заводе не
допустили.
Здоровье не улучшалось - я
температурила.
Мама уже работала не секре-
тарем, а старшим инспектором
жилищного отдела. Начальником
его была Елена Матвеевна Теня-
кова. Однажды в мае мама носила
документы на подпись Борисову
(заместителю председателя испол-
кома), он заметил, что она плохо вы-
глядит, поинтересовался, что с ней.
Она рассказала о моей болезни. Он
посочувствовал и предложил пере-
вести меня по состоянию здоровья
в жилотдел инспектором. Мама по-
советовалась с врачом, и та сказала,
что это - лучший выход.
И вот в конце мая на завод
пришел приказ: «По состоянию
здоровья освободить от занимаемой
должности и перевести на работу
в жилотдел Смольнинского райо-
на.
..».
В последний день моей за-
водской работы в клубе был вечер.
Рядом на Неве стоял корабль. Было
затишье, и морячков отпустили на
завод повеселиться. Весна и моло-
дость брали свое: танцевали, пели,
смеялись в эту тихую белую ночь.
Я решила, что уйду завтра
утром, проводив подруг на работу.
Но Петя Аграшенков, назначенный
вместо меня помощником начальни-
ка штаба ГО, уговорил уйти после
вечера:
- Девчатам надо отдохнуть
перед сменой, и ты спокойно дома
в своем подвале выспишься, да и
мама тебя ждет! Чего тянуть? Дела
я принял.
Меня проводили до проспекта
Бакунина, распрощались, и я ушла
домой. Мама от радости поплакала.
Попили чаю и ушли спать в газоу-
бежище.
Ночью проснулись от грохота:
шел опять тяжелый обстрел района,
и я чувствовала, что бьют в район
2-й ГЭС, моста Петра I и завода.
На душе было неспокойно, и
утром я сразу пошла на завод. В
проходной девушки говорят:
- Иди сразу в клуб - там все
ваши.
Вошла в зал и обмерла: посре-
дине стояли одиннадцать гробов.
Что? Кто? Где?.
.
Ночью снаряд попал в спирт-
подвал. Команда выскочила на борь-
бу с огнем. Петя командовал, помо-
гал разматывать шланги. Не меняя
прицела, немец послал еще один
снаряд - в самую гущу людей.
Десять девушек были убиты, а
от Петра Аграшенкова нашли голо-
ву.
.. Среди погибших были Таня Ан-
дрюшина и Клава Тихонова, да и все
девочки были моя военная семья.
Если бы я не ушла вчера, сегодня
и меня тоже уже не было бы: как и
они, я выбежала бы им на помощь.
Миновала смерть и на этот раз.
С тяжелым сердцем уходила я
с завода, со слезами простившись с
живыми и мертвыми, с кем делила
горе и радости, голод, холод, под-
час непосильный труд. Простилась
с коллективом, где из маминой
дочки выросла в бойца и руково-
дителя; простилась с заводом, где
была сделана первая запись в моей
трудовой книжке. Когда позже на
заводе вручали медали «За оборону
Ленинграда», пригласили и меня
на праздник. Среди друзей и под-
руг и я была награждена в нашем
клубе этой драгоценной медалью
№ 21258-Г 21 августа 1943 года.
В первую ночь не спалось,
хотя рядом была мама и не было
обстрела. Думы обуревали: пере-
бирала все, пережитое за два почти
года войны. Замирало сердце при
мысли, что весна не принесла
победы, идет «смертный бой не
ради славы - ради жизни на зем-
ле».
Каждый день уносит тысячи
жизней дорогих кому-то людей.
Вспоминала ленинградских, казан-
ских, ростовских одноклассников,
подруг-фронтовиков - Тосю Со-
колову, Валю Парадовскую, Лену
Никифорову - где-то они все,
где наши мальчики?! Минуйте их
пули и смерть!
Наутро я вместе с мамой вы-
шла на работу в РЖУ на 2-й Со-
ветской, 27.
Начальник Виктор Богдано-
вич Матизен побеседовал со мной,
рассказал, как ответственно уча-
ствовать в расселении жителей из
разбитых домов и квартир.
- Я надеюсь, что работа на воз-
духе и питание в столовой (на углу
Невского и Дегтярной - «десятка»),
отдых дома и забота мамы быстро
поставят тебя на ноги. Работай так
же хорошо, как твоя мама! - и этот
на вид суровый человек так ласково
улыбнулся сквозь толстые стекла
очков, что я уже не боялась встречи
с новым коллективом, которым
руководил этот надежный человек
в полувоенной форме.
V. По мере сил до Победы!
Запомни ж все.
Пускай навеки память
До мелочи, до капли сохранит
Все, чем ты жил,
что говорил с друзьями,
Все, что видал,
что думал в эти дни.
Все впитывай в себя,
всему внемли.
..
Ольга Берггольц
Конец мая 1943 года. Над горо-
дом немеркнущие белые ночи под
аккомпанемент канонады. Но в ту
ночь в Смольнинском районе было
тихо, и мы с мамой хорошо выспались
в нашем уголке в газоубежище.
Поднялись домой, привели
себя в порядок, позавтракали жи-
денькой пшенной кашей, попили
чайку и вместе пошли на работу - в
жилищный отдел Смольнинского
РЖУ, которое располагалось в доме
27 по 2-й Советской, в первом этаже,
напротив 5-й поликлиники.
Нас встретила обаятельная жен-
щина Елена Матвеевна Тенякова,
начальник жилотдела. Она позна-
комила меня с инспектором Асей
Дремлюк и поручила ей помочь мне
освоить новую профессию - инспек-
тор по расселению ленинградцев,
оставшихся без крова, а часто и без
родных.
В наши обязанности входило
обследование мест, подлежащих
расселению, и составление актов,
оформление документов пострадав-
65
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 64 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 66 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст