П
етербуржцы и петербурженки
Яковлевны. Думаю, что В. М. Бех-
терев, употребляя эти слова, в той
или иной мере имел в виду, что она
после смерти первого мужа, имея
значительные средства за границей
и возможность покинуть Советский
Союз, предпочла остаться с ним.
«Дорогие мои Яков Федорович
и Анетта Петровна.
Почитаю своим долгом осве-
домить Вас, что 21 июля сего года
состоялось мое бракосочетание
с Вашей прекрасной и горячо
любимой мною дочерью Бертой
Яковлевной Гуржи в г. Кисло-
водске, где мы в настоящее время
пребываем, пользуясь курортным
сезоном. Я безгранично счастлив,
что Берта Яковлевна выразила
свое согласие на замужество со
мной. Надеюсь, что и Вы отнесе-
тесь благосклонно к нашему браку,
состоявшемуся после более чем 10
летней нашей взаимной привязан-
ности и горячей любви. Надеюсь,
что нынешней осенью после Кис-
ловодска мне удастся лично по-
бывать в Нейшваненбурге и лично
засвидетельствовать свое глубокое
уважение и чувства полной и без-
граничной преданности.
С истинным почтением и по-
желаниями всего наилучшего
остаюсь
В. Бехтерев
27/УП 1926»
«Дорогие Воля, Лёля, Катя и
Петя.
Прошло уже несколько месяцев
как мы с Вами потеряли маму после
тяжелой и долго длившейся болез-
ни, против которой безсильными
оказались все .
.. медицины.
Как ни горестно случившееся
.
при моих беспрерывных заняти-
ях мне нельзя оставаться без того
ухода и той взаимности, которые
так облегчают существование и
которые может дать только столь
близкий человек как жена и никто
другой. Руководствуясь этим, я
на этих днях записался в здешнем
заксе на предмет бракосочетания с
Бертой Яковлевной Гуржи, которой
симпатиями я пользовался прежде
и которая в чем я уверен скрасит
мне мои грядущие дни. Я высоко
ценю в Б. Я. ее давнюю и в полной
мере бескорыстную привязанность
ко мне, испытанную уже в течение
многих лет и в свою очередь я не
мог не привязаться к ней за долгий
период знакомства с ней. Остаюсь
Владимир Михайлович и
Берта Яковлевна Бехтеревы
в уверенности что никто из вас не
посетует на этот мой шаг, тем более
что он ни в чем не изменит нашего
установившегося за последнее вре-
мя жизненного уклада. Дело в том,
что Берта Яковлевна согласилась
выйти за меня замуж с тем чтобы не
было каких либо особых изменений
в нашей жизненной обстановке.
Нечего говорить, что этот брак
даст мне то спокойствие и то сча-
стье, которым все вы, к сожалению
кроме одной Муси, в одинаковой
мере пользуетесь. Прошу передать
мой сердечный привет всем. Под-
робности о нашем житье бытье здесь
в Кисловодске напишет вам Муся.
Любящий вас папа».
Это черновик письма В. М. Бех-
терева его детям, написанный не-
задолго перед бракосочетанием.
По-видимому, письмо далось
В. М. Бехтереву нелегко. Об этом
говорят многочисленные исправ-
ления. Едва ли не треть текста пере-
черкнута. Местами видна с трудом
читаемая редакционная правка, сде-
ланная Бертой Яковлевной каран-
дашом. На обороте последней стра-
ницы - плохо различимые наброски
обращения самой Берты Яковлевны
к детям В. М. Бехтерева.
Стиль письма дает основание
полагать, что В. М. Бехтерев не
исключал отрицательной реакции
детей на его брак с Бертой Яков-
левной.
Последняя фраза письма гово-
рит о том, что они были в Кисло-
водске вместе с дочерью Владимира
Михайловича Марией, которую в
семье звали Мусей.
«И я роптать уже не стану,
Когда отвергнешь ты меня.
Я все ж любить не перестану
Всем жаром пылкого огня.
10/Х 1926»
Это четверостишие на маленьком
листочке бумаги, по-видимому, пред-
ставляет собой последние строки
отсутствующего текста. По какой-то
причине Б. Я. Гуржи сохранила толь-
ко эти строки. Дата говорит о том, что
четверостишие написано примерно
через 3 месяца после бракосочетания.
За 2 дня до указанной даты, 8/Х 1926,
В. М. Бехтерев написал на своем
фотопортрете: «Слушайся меня без-
прекословно! Твой Ладо». Можно
только гадать о том, что вызвало эти
два высказывания В. М. Бехтерева.
Очевидно только то, что они были
дороги Берте Яковлевне и бережно
хранились ею.
Вызывает восхищение то, что
В. М. Бехтерев в возрасте 69 лет был
способен на столь яркие чувства по
отношению к своей жене. И каково
могло быть ответное отношение
со стороны 39-летней женщины,
которая завоевала такую любовь
великого ученого?
«22/11 1927
Дорогие Анета Петровна и Яков
Иванович.
Сейчас провожаю к Вам мою без-
ценную Берту Яковлевну, и вместе с
тем глубоко скорблю, что совершенно
непредвиденные и неустранимые
обстоятельства лишили меня воз-
можности поехать вместе с нею,
чтобы встретиться по-родственному
с Вами и повидать и обнять тех двух,
которые так мне близки. Но с Бертой
Яковлевной мы решили, что еще
нынешней же весной, как только
освобожусь от лекций и других дел,
первым делом приедем в Нейшва-
ненбург и остановимся на время у Вас
проездом дальше заграницу. Дорогую
мне безценную Берту Яковлевну
поручаю Вашему попечению и про-
шу уговорить ее, чтоб она не уехала
обратно до тех пор пока врачи не
разрешат ей выезд, сообразуясь с ее
здоровьем. Мне не было бы больше
радости (как бы не тяжело было
расставаться с ней на то или другое
время) чтобы она вернулась обратно
в полном здравии и по возможности
скоро. Боюсь однако, что при ее мни-
тельности она будет беспокоиться и
тревожиться о своем доме здесь, но
7
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 6 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 8 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст