Б е с с м ы с л е н н ы й и п р е с т у п н ы й п р и к а з .
П о іе м у о б е р -ле й т е н а н т М е р л е н е в зо р в а л
ц ер к о вь в Е к а т е р и н и н с к о м дворце?
Ю . М . Лебедев
локада Ленинграда
72
Война все больше отдаляет-
ся, раскрывая свои новые тайны.
Причем зачастую такие открытия
случаются совершенно неожиданно.
Как, например, произошло это при
встрече с доктором Гансом Мерле,
которого я не так давно посетил в
Германии. В этом благополучном
интеллигенте, известном юристе
из Штутгарта никак нельзя было
признать худого, изможденного по-
стоянным недосыпанием немецкого
офицера, отступавшего от Пушкина
в январе 1944 года.
- А мне ведь чуть было не
пришлось подрывать церковь в
Екатерининском дворце в Пушки-
не. - Мерле произнес это как-то
по-особому, будто выдавил слова из
себя. - Но я отказался выполнить
бессмысленный приказ. Сегодня
понимаю, что он был к тому же и
преступным.
- Как так? - удивился я. - Ка-
кое отношение вы имеете к этому
пригороду Ленинграда?
- Вы полистайте на ночь вот
эту книгу, а утром мы обменяемся
мнениями.
Так я начал знакомиться с фото-
альбомом немецкой 215-й пехотной
дивизии, которая занимала в Пушки-
не позиции накануне освобождения
Ленинграда от вражеской блокады.
В нем имелась глава, которая так и
называлась «Ожесточенные бои за
Пушкин». Одна из фотографий -
подпись: «Екатерининский дворец
с церковью зимой 1944 года».
Снимок был сделан с большого
расстояния, и потому здание внешне
казалось полностью сохранившим-
ся, лишь через увеличительное
стекло видны были проемы в стенах
и окна без стекол. Фото одного из
внутренних помещений дворца тоже
не свидетельствовало о больших
Г Мерле
разрушениях. Возможно, оттого что
фотографу явно не хотелось акцен-
тировать внимание на развалинах,
а может быть, это была попытка
авторов альбома снять с себя вину
за то, что немцы творили в Пушкине
в годы его оккупации?
Утренней нашей беседы я ждал с
нетерпением, вооружившись ручкой
и блокнотом. Вот что после нее крат-
ко записал: «Мерле, будучи обер-
лейтенантом и начальником штаба
батальона, 23 января 1944 года с
его остатками отходил от Пушкина.
Имел приказ подорвать авиабомбу,
подложенную под церковь Екате-
рининского дворца. Но не сделал
этого, так как получил одновремен-
но другой приказ: бесшумно под
покровом ночи оставить Пушкин.
Выполнил второй из них. Так была
спасена Дворцовая церковь. Мы
привыкли в каждом военном эпизо-
де искать нечто экстраординарное,
а все бывает значительно проще.
Взорвал бы он эту церковь или
нет, если бы ситуация развивалась
по-другому, неизвестно. Теперь от
этого осталось лишь сослагательное
наклонение».
Запись эта, наверное, долго,
лежала бы без движения, если бы
вскоре я случайно не оказался с
тыльной стороны Екатерининско-
го дворца, как раз там, где в войну
были отрыты немецкие траншеи и
откуда был сделан снимок военных
лет. Сразу же вспомнился рассказ
немецкого ветерана. Возникло то же
самое чувство, что и в Штутгарте,
когда я ночью листал фотоальбом
и с нетерпением ждал утра, чтобы
расспросить Мерле. Я понял, что
должен разузнать до конца всю эту
историю с несостоявшимся под-
рывом церкви. Обязан донести ее
до экскурсоводов Екатерининского
дворца, ведь для них она может
стать важным рассказом из жизни
всего дворцового комплекса.
После нового разговора с быв-
шим немецким офицером, который
в этот раз состоялся по телефону,
многое стало ясным. Получилось
своеобразное блиц-интервью в фор-
ме коротких вопросов и ответов:
- Доктор Мерле, когда вы по-
лучили приказ взорвать Дворцовую
церковь?
- В середине ночи 23 января
1944 года. Вместе с другим прика-
зом, разрешающим отход.
- То есть один из приказов вы
не выполнили?
- Мы сказали себе: так дело не
пойдет. Мы не будем взрывать.
- Но ведь приказ есть приказ?
- Такого рода приказ в крити-
История Петербурга. № 2 (48)/2009
предыдущая страница 71 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн следующая страница 73 История Петербурга №48 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст