П
.
етербуржцы
и
петербурженки
10
кто не подходил, боялись с ним раз-
говаривать, как с чумным, - а вдруг
подумают, что кто-то его действия
одобряет. Далее ему предложили на-
писать покаянное заявление с отре-
чением от своих слов. Он отказался.
Его уволили с нарушением закона
«из-за отсутствия необходимой ква-
лификации», не проверяя наличие
у него требуемой квалификации и
не считаясь с тем, что возложенные
на него обязанности он успешно
выполнял. Новую работу Э. С. Ор-
ловский нашел, но долгие годы из
принципа он добивался в судебном
порядке изменения формулировки
об увольнении - тщетно, несмотря
на свою юридическую правоту.
Э. С. Орловский в Москве. В
одном из судов шел закрытый по-
литический процесс. На заседание
родственников и сочувствующих
не пускали. Они толпились у входа.
Суд удалился на совещание для вы-
несения приговора. Судьи возврати-
лись в зал для оглашения приговора.
Э. С. Орловский обратился к ожи-
давшим у входа: «Почему не захо-
дите в зал?» - «Процесс закрытый».
Э. С. Орловский разъяснил, что
даже на закрытом процессе приговор
оглашается на открытом заседании.
Ему не поверили, никто не решался
заходить. Э. С. Орловский зашел в
зал суда. Судья: «Выйдите, процесс
закрытый». Э. С. Орловский зачиты-
вает вслух соответствующую статью
«Уголовно-процессуального кодекса»
об открытом оглашении приговора
на закрытых процессах. Милицио-
неры ждали, что скажет судья. Судья
приступил к чтению приговора. Ор-
ловский остался в зале.
Как-то, примерно в 1966 году,
Э. С. Орловский рассказал мне, что
он нашел в одной из публичных
библиотек книгу на английском
языке, в которой в приложении был
опубликован текст «Пакта Риббен-
тропа - Молотова». Нейтральное
название книги ввело кого-то в
заблуждение, и книга попала в от-
крытый доступ, а не в закрытый для
обычных советских граждан спец-
хран. Эрнст сделал перевод и мог
подробно рассказать содержание
«Пакта Риббентропа - Молотова»
и приложения к нему. Приложение
было составлено и подписано, как
мне помнится, в связи с необхо-
димостью обмена части Польши,
населенной преимущественно поля-
ками, на часть Литвы. По основному
Эрнст Семенович Орловский
тексту «Пакта Риббентропа - Моло-
това» эта часть Польши доставалась
СССР, но советское правительство
заявило, что отказывается занимать
эту часть Польши.
Однажды я был у Орловского на
улице Восстания, 13. Мы беседовали
о патентном деле, он показывал мне
новые интересные книги и журналы,
и в том числе (не комментируя этого
вслух) кое-что из «Самиздата». И
вдруг, не прерывая разговора на не-
крамольные темы, написал мне на
бумажке: «Вот рукописи Револьта
Пименова. Я ожидаю очередного
обыска, и эти рукописи могут изъ-
ять. Можешь ли на время взять их?»
О Револьте Пименове я уже знал
из разговоров с Э. С. Орловским
«на свежем воздухе». Я взял на
некоторое время рукописи, под-
робно описывавшие деятельность
Револьта Пименова, суды над ним
и его единомышленниками. Эти
бумаги были у меня, пока Эрнст не
решил, что опасность миновала. Я
не был активным диссидентом, но
всегда считал, что каждый имеет
право свободно думать, писать,
читать и хранить информацию. В
действовавшей тогда брежневской
Конституции СССР была статья
о свободе творчества. А возможна
ли свобода творчества без свободы
обмена информацией?
Однажды Э. С. Орловский ре-
шил стать членом международной
организации содействия ООН.
Советское отделение этой органи-
зации не отвечало на его просьбы.
Посчитав это нарушением своих
гражданских прав, Э. С. Орловский
написал жалобу в международный
центр организации, конечно, за-
казным письмом с уведомлением о
вручении. Уведомление о вручении
ему не пришло. Ленинградский
Главпочтамт на его письменные
запросы вынужден был ответить,
что его письмо «случайно» утеря-
но. Э. С. Орловский неоднократно
повторил свою попытку направить
жалобу на действия Советского
отделения этой организации. Ре-
зультат тот же. Э. С. Орловскому
осталось только требовать возмеще-
ния за утрату писем. Ленинградский
Главпочтамт возмещал утраты,
но по установленному министер-
ством связи тарифу (кажется, около
50 копеек). В соответствии с между-
народной конвенцией, ратифициро-
ванной Верховным Советом СССР,
утрата международного заказного
письма должна была возмещаться
не ниже твердой суммы, четко ука-
занной в конвенции и соответство-
вавшей тогда примерно 5 рублям.
Положения ратифицированных
Верховным Советом СССР между-
народных соглашений должны были
выполняться и имели преимуще-
ство перед противоречившими
им внутренними нормативными
актами. В результате возбужден-
ных Э. С. Орловским судебных
процессов тогдашний министр
связи СССР генерал-полковник
Н. Д. Псурцев вынужден был при-
вести свою инструкцию в соответ-
ствие с международной почтовой
конвенцией. Конечно, и в этом
случае Э. С. Орловский старался
лишь доказать на своем примере, что
властям не все дозволено.
Эрнст Орловский решил полу-
чить диплом патентоведа.
Я был руководителем Э. С. Орлов-
ского при выполнении им дипломной
работы в Институте патентоведения.
Мы составили и утвердили тему по
патентному праву США. Несколько
глав, в каждой главе несколько пара-
графов. Когда Эрнст написал первый
параграф первой главы своей диплом-
ной работы, число страниц оказалось
больше необходимого объема ди-
пломной работы. Орловский не мог
писать поверхностно. Как же в работе,
касавшейся права США, не осветить,
например, различие между обычным
вето президента и «карманным» вето
президента?! Чтобы Эрнст не тратил
лишнего времени, я изменил тему его
История Петербурга. № 3 (49)/2009
предыдущая страница 9 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн следующая страница 11 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст