П
.
етербуржцы
и
петербурженки
«Куковская» коллекция.
Нагрудные щиты таитянских вождей
(каркас из прутьев, кокосовые
волокна, акульи зубы, собачья
шерсть, перламутр) (МАЭ РАН)
Св. Петра и Св. Павла необходимый
провиант, и что, как только мы опра-
вимся, то тут же уйдем. Губернатор,
однако, прервал нас и заметил, что
не нам знать, что могут здесь дать
(гостям), и сказал, что он не видит
трудностей в обеспечении нас про-
9
виантом» .
Чтобы развлечь англичан и по-
знакомить их с местными обычаями
и модой, майор устроил у себя ве-
чером бал. «Появились все дамы, -
продолжает Кинг, - и одеты они
были блестяще и на русский манер.
Мсье Бем для большего эффекта
распаковал свой багаж и предстал
перед нами в богатом и изящном
туалете. Меня поразило богатство
и разнообразие дамских шелковых
нарядов, и зал в доме майора был
подобен очаровательному оазису
среди самой дикой и тоскливой
страны земного шара»
1 0
.
22
мая Бем прибыл на борт
«Резолюшена», где его принимали
как адмирала: в честь него был дан
21 пушечный залп. Командир Кам-
чатки сдержал свое слово и приехал
не с пустыми руками. Бем рас-
порядился прислать на эскадру из
Нижнекамчатска 20 голов рогатого
скота, а также «по слабости здоровья
главнокомандующего, две дойныя
коровы, для пропитания молоком,
и кроме того, 250 пудов ржаной
муки»11. Все это было передано
англичанам без всякой оплаты, ибо,
как решил Бем, «если потребовать с
них деньги, то они хотя бы по нужде
и заплатили; но сочли бы это за не-
малое притеснение»12. Чуть позже
Бем прислал на корабли 4 мешка
табака, 20 головок отличного сахара,
много чая, а для капитана Клерка
доставили на борт свежее масло, мед,
инжир и рис. «Напрасно мы пыта-
лись сдержать эту щедрость, - писал
лейтенант Кинг, - ведь нам было
известно, что майор посылает на
корабли если не половину, то близ-
кую к этому часть всех имеющихся в
селении запасов. На это неизменно
следовал ответ, что нам все это да-
ется, так как мы претерпеваем бед-
ствие»13. Тогда команда одного из
кораблей по предложению Клерка
на время отказалась от ежедневных
порций грога, чтобы часть этого на-
питка передать майору и тем самым
отблагодарить его. Однако Бем
категорически отказался от такой
жертвы, хотя «его порадовал этот
знак благодарности»14.
Накануне отплытия англичане,
посовещавшись, решили «перехи-
трить» Бема - пытались вручить
ему векселя, по которым позднее
можно было расплатиться за рус-
скую щедрость. Но губернатор не
взял эти бумаги, говоря, что «честь
и великодушие великой Российской
Монархини не позволяет ему брать
векселей»15.
Пришло время расставания:
королевская экспедиция собиралась
идти в Берингов пролив - ее иссле-
дования еще продолжались, а Бем
должен был выехать в Петербург.
..
Узнав, что командир Камчатки
на днях сдает свою должность и
собирается в российскую столицу,
англичане поняли, что могут дове-
рить такому человеку все материалы
королевской экспедиции, собран-
ные за три года. Они включали кол-
лекции, карты, зарисовки, ценные
записи, а также дневник покойного
капитана Кука. (Таким образом,
Санкт-Петербург стал первой ев-
ропейской столицей, узнавшей о
смерти великого морехода). Все эти
ценнейшие документы были позд-
нее через Петербург переправлены
британскому королевскому двору.
Накануне отплытия художник
экспедиции Джон Веббер «снял» с
Бема портрет, который, по словам
очевидцев, очень удачно запечатлел
его внешность. Однако этот портрет
не дошел до наших дней.
«Мы сожалели, что расстаемся
с этим человеком, которого нам
вряд ли удастся когда-либо видеть,
и чье бескорыстное поведение нам
крепко запомнилось, - писал Кинг
о командире Камчатки. - Если в
любой стране, - продолжал лейте-
нант, - посещаемой иностранцами,
дела ведутся такими людьми, как
Бем, то это в высшей степени спо-
собствует приумножению славы ее
государей»
1 6
. Англичане не остались
в долгу у губернатора - подарили
ему четыре квадранта, подзорную
трубу и карту открытий, совершен-
ных за эту последнюю экспедицию
Кука. Но что самое важное - Клерк
преподнес в дар майору «некото-
рые натуральные редкости для Ея
Величества Императрицы»
1 7
. Речь
идет о будущей так называемый
«Куковской» коллекции, которая
была собрана экипажами «Резо-
люшн» и «Дискавери» на островах
Тихого океана.
Все эти поистине бесценные
сокровища бывший командир Кам-
чатки был вынужден везти в Пе-
тербург за свой счет: иркутский
губернатор Ф.Н. Кличка отказал
Бему в прогонных деньгах, ссылаясь
на то, что последний уже числится в
отставке. Карту же открытий Кука,
которую Бем надеялся преподнести
императрице, «как вещь достой-
ную и для сведения Государству
нужную, - жаловался он в своем
рапорте, - г. Иркутский губернатор
от меня отобрал, и в ордере ко мне
прописал, что оная куда следует ото-
слана»
1 8
. Можно представить себе
отчаяние премьер-майора: он объ-
явлен отставником, лишен средств
на дальнюю дорогу через полсвета
и вдобавок у него изъята ценная
карта капитана Кука, на которую
Бем, несомненно, возлагал большие
надежды. «Сии издержки были для
него довольно чувствительны, - пи-
сал о Беме его знакомый, надворный
советник Д. Шлун, - потому что он
имел при себе семейство и вез раз-
личные редкости, как-то: изделия
и одежды американских народов,
19
минералы и проч.»
.
Только через девять месяцев
бывший губернатор Камчатки до-
брался до российской столицы, везя
«с большим тщанием» на собаках и
повозках уникальную океанийскую
коллекцию. Уже в марте того же года
История Петербурга. № 3 (49)/2009
предыдущая страница 13 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн следующая страница 15 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст