Современные
мемуары
Котя с племянницами: через 14 лет та, что слева, станет моей мамой,
другая - тетушкой.
Фото 1917 г.
семьи Рогинских, бывших купцами
второй гильдии. Их торговое дело,
по одной версии, к началу ХХ века
захирело, и Котин отец, мой прадед,
окончал деловую жизнь банковским
служащим, а по другой - было само-
ликвидировано ввиду нежелания
разъехавшихся по столицам сыно-
вей его наследовать.
Котиных родителей, как было
тогда принято, поженили в очень
раннем возрасте, еще подростками.
Чтобы познакомить жениха с при-
сватанной невестой, его снимали в
саду с яблони. Благополучие мо-
лодой семьи обеспечивалось богат-
ством мужа, вклад жены был иного
рода: ее отец был известен своей
ученостью и занимал должность
обер-раввина Варшавы, что высоко
котировалось в той среде. Моло-
дой женщине долго не удавалось
родить ребенка, и она обратилась
за помощью к цадику (духовному
наставнику). Тот дал ей такой совет:
«Хотя ты богата и горда, ступай по
местечку, стучись в каждый дом и
проси милостыню на пеленки для
младенца». Прабабушка смирила
гордость, выполнила испытание
и благополучно произвела на свет
шестерых детей, в том числе Котю.
Теплое время года семья Ро-
гинских проводила на Днепре, в
построенной все тем же Меером
просторной усадьбе в местечке
Стрешине под Могилевом. Вольную
деревенскую жизнь, включавшую
набеги на поповский сад вместе
с соседскими детьми, Котя вспо-
минала всегда с нежностью. С тех
времен, наверное, она очень полю-
била природу. Когда мы, маленькие,
жили с ней на даче, она любила
рано вставать, и с просветленным
лицом рассказывала, как чудесно
поднималось солнце и пели птицы.
Возможно, что свойственная Коте
естественность тоже брала начало
из деревенского детства.
Для обучения детей в Стрешин
приглашались учителя. Особенно
ярко запомнился Коте преподава-
тель музыки, бывший крепостной,
за редкий талант посланный ба-
рином в консерваторию. Артисти-
ческой карьеры он не сделал из-за
обычной российской «слабости».
Накануне запоя, когда душа музы-
канта горела, он играл на скрипке с
такой страстью и тоской, что обита-
тели дома собирались слушать его
перед окнами. За пьянство бедняга
был уволен и, вероятно, скоро по-
гиб. Котя на всю жизнь сохранила
чувство семейной вины перед тем
незаурядным человеком.
Главные буржуазные добро-
детели - скрупулезная честность,
верность слову и долгу, были впита-
ны Котей из атмосферы, царившей
в семье. Она рассказывала, как,
будучи еще совсем девочкой, от-
правилась по просьбе отца в банк и
получила там без всяких формаль-
ностей очень большую сумму денег.
Гарантией была безупречная дело-
вая репутация купцов Рогинских,
которую берегли в те времена как
высшую ценность.
Из времени учебы в Могилев-
ской гимназии остался рассказ о
том, как одноклассница обозвала
Котю жидовкой. Котя была креп-
кой, деревенской закалки девочкой
и защитила себя, как умела: задрала
обидчице подол и публично от-
шлепала. В чопорной обстановке
женского учебного заведения раз-
горелся скандал. Классная дама
так увещевала провинившихся
девиц: «Для Господа все равны, и
христиане, и иудеи. Быть может,
он еще вразумит Рогинскую, и она
крестится. И помните, наша жен-
ская доля - терпеть и подчиняться».
Последнюю фразу Котя любила в
шутку цитировать - так полярно она
не соответствовала ее независимому
характеру.
Самостоятельность и решитель-
ность, верно, унаследованные от
Меера, она проявляла смолоду. Про-
тив воли любимых и почитаемых
родителей окончившая гимназию
барышня перебралась из провин-
циального Могилева в Петербург.
Как и на какие средства она здесь
существовала, я точно не знаю. При-
езжавшим в столицу провинциалам
помогали устроиться студенческие
землячества, повсеместно возникав-
шие в те годы. Известно, что Котя
зарабатывала уроками и переводами
(сохранилась даже фамилия дамы, на
которую она работала «негром», - Бе-
кетова), возможно, ее поддерживали
и родные, простившие строптивую
дочь. Сильной нужды она, по-
хоже, не испытывала - дважды
Котя выезжала из Петербурга за
границу, присоединившись к деше-
вым туристским группам учителей
народных школ. Благодаря этим
поездкам и появился в доме так
любимый мною в детстве неаполи-
танский сувенир.
В Петербурге Котя училась на
естественноисторических женских
курсах, организованных П. Ф. Лес-
гафтом. Любознательную и актив-
ную студентку приглашал работать
к себе будущий нобелевский лауре-
ат И. П. Павлов, но Котя отказалась
- она не чувствовала себя способной
целиком отдаться науке. Очень
живая и общительная девушка вра-
щалась в вольнолюбивой студенче-
ской среде, где навсегда уверовала
в демократические ценности. Это
не мешало ей позднее посещать
собрания множества партий - от
октябристов до анархистов - ис-
19
История Петербурга. № 3 (49)/2009
предыдущая страница 18 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн следующая страница 20 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст