Современные
мемуары
20
ключительно из интереса к разным
точкам зрения. О ее живости и
любопытстве друзья сложили даже
присказку: «Домового ли хоронят,
ведьму ль замуж выдают, а Рогин-
ская тут как тут!»
Из своих поклонников Котя
вспоминала студента-богослова,
которого она невольно, но жесто-
ко обидела. Он ухаживал за ней
явно с серьезными намерениями.
В комнате, где она жила, висела хо-
зяйская икона с горящей лампадой,
и молодой человек заговорил об
их возвышающем душу действии.
Котя объяснила, что судить об
этом не может, так как она еврейка.
«Как вы смеете!» - вскричал тот в
отчаянии, имея в виду не оскорбле-
ние святынь, а дерзость иноверки,
посмевшей увлечь православного
человека. Неудачливого ухажера
Котя выставила, однако специфиче-
ские трудности еврейской девушки,
жившей в христианской среде, не
заставили себя ждать в более серьез-
ной форме.
Поворотным в ее столичной
жизни оказался несчастный роман
с адъюнктом Военно-медицинской
академии. Молодой человек принял
участие в студенческих беспорядках
и был сослан в Сибирь. Сопрово-
ждать его можно было только в
качестве жены. Для заключения
церковного брака Коте требовалось
креститься, что означало преда-
тельство по отношению к родным и
близким, полный разрыв с взрастив-
шей ее средой. Пойти на это Котя
не смогла. Она рассказывала, что в
традиционных еврейских семьях по
крестившейся дочери объявлялся
семидневный траур, после чего она
переставала существовать для род-
ственников. Кончилась история тра-
гически: Котин избранник погиб в
ссылке от чахотки. Ответственность
за смерть близкого человека Котя
приняла на себя, это наложило глу-
бокий отпечаток на ее дальнейшую
судьбу. Молодая цветущая женщина
навсегда отказалась от устройства
личной жизни и, похоронив роди-
телей, прилепилась к семье сестры,
заменившей ей свою. После ранней
смерти сестры заботу о ее дочерях и
внуках она приняла на себя.
Своим долгом Котя считала
обеспечить нам с братом безоблач-
ное детство и освободить любимых
племянниц от домашних забот, дать
им возможность успешно работать и
иметь досуг. Всего этого она достиг-
ла, взвалив на свои плечи семейное
хозяйство. Делалось это просто и
естественно, в ее поведении не было
ничего натужно жертвенного или
демонстративного. Потребность
отдавать себя близким людям была
главным свойством прекрасной
Котиной души, за свою преданность
и доброту она не требовала ни на-
грады, ни признания заслуг.
VI
Ныне по возрасту я почти до-
гнал Котю того времени, о котором
пишу. Незаметно я стал патриархом
обширного клана. И с грустью заме-
чаю: чем старше я становлюсь, тем
меньше становится возраст внуков,
для которых я остаюсь интересным
и авторитетным.
То же происходило и в отчей
семье - мы взрослели, а Котя ста-
рела, наши отношения постепенно
менялись. Из милых деток мы пре-
вратились в ершистых и задиристых
подростков. Как и большинство
юных, мы полагали себя носителя-
ми конечной истины, и не слишком
интересовались уже очень старым
человеком. Видеть же и ценить его
постоянную заботу о нас мы не уме-
ли. Из-за крайней поглощенности
собою образы близких людей того
времени в моей памяти расплыва-
ются и тускнеют.
Думаю, что Коте было нелегко с
нами. Она старалась не вмешивать-
ся в наши дела, никогда не читала
нотаций и не навязывала свое мне-
ние, однако ее молчаливую оценку
событий мы легко угадывали. Наши
увлечения она всегда поддержи-
вала, даже когда они были очень
далеки ей. Подростком я начал
заниматься охотой и первых своих
жертв, дроздов-рябинников, гордо
приносил хозяйке. Котя изобра-
жала восхищение, не жалела труда
щипать и чистить птичек, а потом
торжественно подавала их на стол.
Видела бы это моя жена, согласная
угощаться дичью, но ее обработку и
изготовление неизменно возлагаю-
щая на охотника!
Важные события того времени
затерялись, случайно задержа-
лись в памяти несущественные
мелочи. Иногда наши развлечения
носили вредительский характер
и справедливо раздражали Котю.
Запомнился случай, когда, резвясь
в тесном коридоре, мы с братом
выбили филенку из двери уборной
и бурно веселились от содеянного.
Котя так накричала на нас, что
ветхая дверь была, против обык-
новения, немедленно починена. В
том же учреждении стульчак на
унитазе я разрисовал цветами и
листьями. Получилось красиво, но
масляная краска очень долго сохла,
что создало понятные неудобства
для всех обитателей квартиры.
Сладости в послевоенные годы
Коте приходилось от нас прятать,
иначе мы их немедленно съедали.
Помнится случай, когда Котя сама
предложила нам отыскать заветный
кулек. Мы тщетно обшарили всю
квартиру. Бурно веселившаяся Котя
торжествующе извлекла спрятан-
ные в кухне конфеты из.
.. кожуха
керосинки.
Лет в 14-15 мы увлеклись
фольклором и записывали в общую
тетрадь все непристойные стихи и
песни (включая знаменитого Луку
Мудищева), которые сумели запом-
нить. Как-то я с ужасом увидел, что
перестилавшая мою постель Котя
наткнулась под матрацем на дра-
гоценную тетрадку и внимательно
ее изучает. Меня охватило жгучее
чувство стыда, смешанного со стра-
хом, что позорную улику придется
обсуждать. Котя ничем не выдала
своего открытия. Я думаю, что по-
ступил бы на ее месте так же, разве
что посоветовал бы хранить фоль-
клор в более укромном месте.
С возрастом наш вкус поме-
нялся к лучшему. В десятом классе
мы организовали с товарищами
литературный журнал «Восход».
Привлеченные из соседней женской
школы девочки красивыми почерка-
ми тиражировали его первый номер
в количестве трех экземпляров.
Был собран материал для второго
номера, «гвоздем» его считался
очерк «Клопы» нашего прозаика
Генки Калуцкого. Впечатления
тягостно нищей жизни в комму-
нальной квартире-клоповнике были
переданы им очень выразительно и
явно имели «не тот душок». Сло-
вом, элементы фрондерства были
готовы проникнуть на страницы
«Восхода».
Дело происходило зимой
1948-1949 годов, когда гонения на
«идеологическом фронте» приняли
угрожающий размах. Наш журнал
был самодеятельный, а недозволен-
История Петербурга. № 3 (49)/2009
предыдущая страница 19 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн следующая страница 21 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст