Современные
мемуары
Что же Зина? Она подошла
к Семену и сказала, не моргнув
глазом: «Браток, дай списать». Ай
да Зина!
Остальную часть прощального
вечера заняли частушки Сениного
сочинения в исполнении Лоры. Она
очень мило пела, пританцовывая.
Зал подхватил припев:
Эх, веселимся мы
с утра до вечера,
А композиторам здесь
делать нечего.
..
того же автора. Все хохотали,
хотя понемножку доставалось каж-
дому - Сеня никого не обошел сво-
им вниманием, но начал он с меня:
Похудеть мечта у Кены,
Мчится в горы и леса,
Но остаются неизменны
Молодые телеса.
(Эх, веселимся мы.
..) и т.д.
Дальше - хлеще:
Наш Дворец молодоженов
По утрам трясется весь:
Это Кена с мужем Мишей
Лихо сбрасывают вес.
Иди пойми, что речь идет
всего лишь о невинной утренней
зарядке.
Присутствующие, конечно,
хохотали.
Я писала о пожилом профессо-
ре, страстном рыболове, который
каждую весну приезжал в этот
пансионат. В этом году с ним ста-
ла ездить (грести на лодке) некая
Сима, простодушная, пышнотелая
дама. Она не понимала, какой Семен
опасный человек! А он держал ушки
на макушке во время Симиных сето-
ваний. И вот Лора пропела:
Раз сказала Сима Коле,
В голосе скрывая дрожь:
«Ах, доколе, ах, доколе
Все гребешь,
гребешь, гребешь?»
Бедная Сима!
Я ничего не писала о Тане, Зи-
ниной коллеге, крупном ученом,
умнице, веселой, живой и внешне,
по-моему, очаровательной. Но и
Таню Семен ухитрился «царап-
нуть», причем, думаю, без малейше-
го основания:
Таня пляшет, Таня пьет,
Таня песенки поет,
Только жаль, из-под очков
Ей не видно мужичков.
Он точно знает, что не видно!
Ох, Семен, Семен!
Зина не была прощена, ей тоже
досталось по полной программе:
Милая подруга Зина,
Заблудилась ты слегка
Между бочкою бензина
И цистерной молока.
Получай, подруга, и пусть раз-
бираются, было или не было.
Последнюю частушку Лора
пела, закутавшись в большой
платок с кистями. Конечно, при-
танцовывая:
Что за ахи, что за охи?
Зря тревожитесь, друзья!
Вы не бойтесь Синекдохи,
Синекдоха - это я!
Платок распахивался, и перед
нами была стройная Лорина фигур-
ка и милое личико. Последние воп-
ли «А композиторам здесь делать
нечего.», «отвальная» закончилась,
и мы отправились спать.
***
Наутро мы садились в автобус,
все с огромными букетами лило-
вых ирисов. С нами прощался весь
персонал. Приятно было слышать:
«Ну, такого веселого заезда у нас
еще никогда не было!.
А к Мише подошел директор
Дома (в прошлом военный), и я
слышала, как он говорил Мише:
«Михаил Израилевич! Мы зимой
не работаем, но если
надумаете отдохнуть, только по-
звоните - мы вас всегда, с большим
удовольствием.»
Прощай, «дача Маннергейма»,
прощай, Дом композиторов!
П ост скрипт ум
Лора и Семен поехали в Москву
через Питер, пожили у нас пару
дней. Мы часто в те годы бывали в
Москве - там жили мои родители,
у нас было много друзей и родных.
Бывали мы и у Лоры, виделись с
Семеном. Переписывались.
Лора мне очень симпатична.
Увы, мы уже знали, что в их жизни
все далеко не так благостно, как ка-
залось нам там, в сказочном «замке»,
на берегу озера.
Лора любила Семена безмерно,
но я думала, что она переоценива-
ла его человеческие достоинства.
Семен, который был старше Лоры
на десять лет, давно был женат на
своей сверстнице, с которой при
всей влюбленности в Лору расста-
ваться не собирался. Даже когда
года через два у Лоры родился
сын, единственный ребенок обо-
их, - ничего не изменилось. Семен
по-прежнему появлялся время от
времени, они водили хороводы с
очаровательным малышом, а потом
Семен опять исчезал. Я объясняла
это тем, что там, в большой писа-
тельской квартире, ему комфор-
тнее, легче, привычнее.
В конце шестидесятых отец мой
умер, мама переехала в Ленинград,
поездки в Москву прекратились, а
переписка постепенно увяла. Все-
таки большой внутренней близости
у нас не было.
И вот в 2004 году меня нашло
письмо, посланное на старую квар-
тиру «Кене и Мише». Миши давно
не было на свете, он умер скоропо-
стижно в 1987 году - я осиротела.
***
Из Лориного письма я узнала
кое-что неожиданное: Семен два
года преданно ухаживал за своей
женой, болевшей раком, а когда
она умерла, женился на Лоре. Это
произошло в 1991 году. Их сыну
Грише было 25 лет! Они прожили
под одной крышей 9 лет. Конечно,
Лора была заботливой женой. Се-
мен умер в 2000 году.
Она побывала у меня. Потеряв
Семена, она тоже стала писать.
Вскоре издала «Семейный аль-
бом»: об отце, писателе и журнали-
сте Михаиле Златогорове, о матери
- об истории их любви, о себе и
Семене. Книгу Лора мне присла-
ла. Затем в 2007 году последовала
книга «Забытые письма». Зани-
малась Лора и поэтическим на-
следием Семена. Поместила о нем
статью1, вернее, воспоминания.
Прислала мне несколько малень-
ких сборников и большую тетрадь
переписанных ею стихов Сорина.
Захотела, чтобы я написала о том
карельском июне (она уже оцени-
ла мою память). Я отнекивалась.
Я не собиралась канонизировать
27
История Петербурга. № 3 (49)/2009
предыдущая страница 26 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн следующая страница 28 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст