Б локада
Ленинграда
указывались норма часов и ее от-
работка с печатью учреждения.
Студентам полагалось десять часов
в месяц, но мы, не считаясь, работа-
ли в три-шесть раз больше. Когда в
честь 250-летия города награждали
ленинградцев медалью, то основа-
нием служила эта книжка. Так что
медаль «250 лет Ленинграда» - не
юбилейная, а за труд восстановите-
лям города.
На этих работах я опять про-
студилась, и к моим легким добави-
лось заболевание почек настолько
серьезное, что после второго курса
я вынуждена была взять академи-
ческий отпуск для лечения и позже
- для выхаживания дочери, родив-
шейся в мае 1946-го. А в 44-45-м
учебном году я мало думала о своем
здоровье. Лечила меня друг семьи
врач-гомеопат Зинаида Васильевна
Грекова, и спасала забота мамы.
С нами часто работал брига-
диром сын Десницкого Алексей
Васильевич, он читал у нас курс
литературы XVIII века, а на работе
для нас был «Алеша», пел наши
песни и ходил с нами после работы
в кино. Зимой в аудитории третьего
корпуса было все так же холодно, мы
не раздевались. Алексей Васильевич
читал лекции сидя, засунув руки в
карманы, из которых торчали мехо-
вые отвороты фронтовых двупалых
варежек, подаренных ему нами. А
солдатские ботинки у него были
надеты «на босу ногу».
..
Потрясающий лектор профес-
сор Галина Васильевна Рубцова
ходила в какой-то черной монаше-
ской одежде, на ногах были галоши,
но с непокрытой головой, гордо
оттянутой назад тяжелым узлом
золотистых кос. На ее лекции при-
ходили с других факультетов и,
стоя, заслушивались лекциями по
западноевропейской литературе.
Все, что она рассказывала, навсегда
оставалось в памяти. Ее, профессора
ЛГУ, помнят и чтут до сих пор.
Профессор Василий Спири-
донович Спиридонов, похожий на
Толстого, до последнего дня жизни
читал русскую литературу XIX
века. Умер.
Русской грамотности
и русскому языку учили профессор
Николай Павлович Каноныкин и
его жена Н. П. Гринкова. Методику
русского языка профессор Евгения
Николаевна Петрова оживляла на-
глядностью занятий в Русском музее,
а когда студентки привели в порядок
ее личную библиотеку, спасенную в
блокаду, была очень растрогана. Все
были влюблены в Сергея Васильевич
Касторского, остроумного, эрудиро-
ванного и веселого человека, а уж его
литературу XIX - начала XX века и
семинар по Горькому нельзя было
не полюбить. Да разве всех пере-
числишь, но этих - последнего года
войны - мы запомнили особенно.
Мы часто готовились в Пу-
бличке, брали книги из библиотек,
обменивались журналами, ходили
на встречи с поэтами и писателями
Ленинграда в клуб института и в
общество «Знание» на Литейном.
Георгий был на фронте. Папа
служил в ПРИВО, восстанавли-
вал Сталинград - завод, мосты,
и «чистил» со своими саперами
освобожденную землю. Сестра Рита
завершила на государственной гра-
нице службу в поезде милосердия и
стала лечить раненых в уральском
санатории «Кисегач», почти в Иль-
менском заповеднике. Отдала ему
всю оставшуюся жизнь, одинокая
невеста - вдова погибшего летчика
Анатолия Октябрьского, заслу-
женный врач, почетная гражданка
города Чебаркуль.
Однажды мама, очень пережи-
вавшая смерть бабушки, решила
отслужить по ней панихиду, отдать
долг матери своей. Мы поехали в
Никольский собор. Это была моя
первая встреча с богослужением. Со-
бор был полон людей, убитых горем:
кто плакал перед иконой, кто стоял в
очереди справа, где батюшка поминал
усопших и убиенных. Туда же встали
и мы. Священник в черной рясе по-
лучал бумажки с именами и деньги,
которые левая рука совала в длинный
карман. Его молитву перебивали во-
просами о цене ритуалов, и он (среди
молитвы) отвечал:
- Прими, Господи, душу убиен-
ного раба твоего (тридцать рублей).
как имя? Раба твоего Ивана.
И в таком духе слушали мы от-
певание бабушки, причем дважды
он перепутал ее имя, а рука в рясе
все сновала с деньгами в длинный
карман. Мы ушли без облегчения,
молча доехали до дома. Так и не
приняла я до сего дня церковные об-
ряды, блеск и мишуру служителей
и церковных генералов, особенно в
наше перестроечное время обездо-
ленных «новых нищих». Но в душе
живет вера в судьбу, в того, кто нас
хранит и наказывает, вера в добро и
доброту, человеколюбие и наследное
мужество отцов.
Судьба сохранила в 67-й армии
подругу-сандружинницу Тосю Со-
колову и отличницу нашего десятого
класса Валю Парадовскую в штурме
блокады; живы боец Ленфронта
Лена Никифорова и многие другие
выпуска 1941 года. Вот из мальчи-
ков осталось немного, они попали
в первый эшелон войны. Выжили
трое из ста. В их числе Георгий
Оборин, Юра Ефимов, Юра Чере-
панов, Слава Дудченко, с честью
прожившие свою жизнь. А тем, кто
«недолюбил, недокурил», вечная
слава и пухом родная земля!
До мая 45-го я часто получала
письма от Георгия. Где он, только
угадывалось по намекам, по водя-
ным знакам на бумаге, по картинке
на конверте - высокие готические
башни замков. Первыми фото мы
обменялись в мае. Как же он по-
взрослел, фото любительское - но
это он, на груди орден, гвардия,
медаль. Я послала свою карточку
43-го, тоже с медалью. Да, мы вме-
сте, пусть это фото «в кармашке на
груди» хранит его до конца войны!
Храню очень интересные пись-
ма от Юры Черепанова, одно даже
со следами крови почтальона. Ху-
дожник по способностям и эрудит,
он знакомил меня с освобождаемой
Европой, с ее бытом и шедеврами.
Узнав, что я нашла Георгия, прислал
открытку - фото очаровательного
ребенка - и пожелал нам такого же.
Иногда забегал на огонек Сергей
Воронов, мой инструктор ПВО на
заводе. Его демобилизовали, он уже
работал в ЦНИИ абразивов и шли-
фования, где создавал термокорунд
и искусственные самоцветы, стал
лауреатом Сталинской премии.
В апреле 45-го маме дали пер-
вый отпуск, и она решила поехать
на Урал, повидаться с Ритой в Ки-
сегаче, а в Челябинске - с сестрой
Шурой, у которой жила бабушка;
очень хотела сходить к бабуле на
кладбище. Тогда в Челябинск вер-
нулся и мамин брат, дядя Коля,
отбывший десять лет на стройках
Беломорканала и Волгоканала.
Жена умерла в день его приезда, а
старший сын Владик, восемнадцати
лет, умер через неделю от язвы же-
лудка. Мама хотела поддержать их
всех в горе. Брат мамы Константин
пропал на Кавказе без вести, брат
Владимир после Беломорканала
61
История Петербурга. № 3 (49)/2009
предыдущая страница 60 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн следующая страница 62 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст