Б локада
Ленинграда
Вячеслав Михайлович сам по-
лучил в Смольном для меня пропуск
на выезд. Сергей Воронов достал с
брони билет до Казани с пересад-
кой в Москве. Дома мама, папа по
телефону тоже спрашивали, готова
ли я к своему решению, и получив
твердое: «Привезу, была бы голова»,
- благословили меня в путь.
За три дня мама и Вера-портниха
соорудили мне халатик и белое
платье из простыни, отделав его,
как матроску, коричневыми шер-
стяными полосами по воротнику
(из маминой юбки). На Обводном
на барахолке купили полотняные
босоножки-танкетки. Сложив ма-
ленький чемоданчик, в жакете из
костюма отчима, с медалью на лац-
кане, я с комфортом отправилась
в Москву. Мама только просила
подумать, прежде чем регистриро-
ваться.
.. Папа дал адрес и телефон
военного коменданта, который по-
может мне в Казани.
А вот в Москве на Казанском
вокзале я приуныла: разъезжаются
военные, толпы народа, к кассам не
пробиться, билетов нет. Спас меня
летчик, которому я поведала причину
своего отчаяния, показала телеграм-
му, и он взял меня в отвоеванный
летчиками у коменданта списанный
мягкий вагон-развалюху.
- Ни черта! Доедем на честном
слове и на одном крыле! - радовался
мой спаситель.
Так двадцать второго июня
41-го года я ехала с летчиками в
Ленинград на войну, а теперь опять с
ними - за мужем с войны. Судьба!
Дала телеграмму в госпиталь
о выезде из Москвы, на всякий
случай, чтобы Георгий ждал меня.
Попутчики мои, узнав историю
нашей любви, ухаживали за мной
наперебой, а в душе каждый, ка-
жется, завидовал: «А моя любовь
дождалась? Тоже готова к любой
встрече?» - всякое ведь бывало.
Поезд опоздал на шесть часов,
подошел к затемненному вокзалу в
двенадцать часов ночи двадцать чет-
вертого июля - ровно через шесть
лет, как мы расстались с Георгием. В
темноте вспыхнула спичка, осветив
его лицо, такое, каким я его помни-
ла. Он?! Да, он меня встретил, при-
ковылял с палочкой, хотя только что
снят был гипс с ног. Мы бросились
друг к другу, плакали, целовались и
только говорили:
- Приехала.
- Приехала!
Еще неделю ему пришлось
отлежать, распухли ноги, и вот
тридцатого июля ЗАГС на улице
Чернышевского, около Кремля, за-
регистрировал нас; счастливые, мы
в кафе выпили шампанское, съели
мороженое и поехали в округ в
Куйбышев за назначением. Георгий
с боем добыл билет на пароход. Я
предложила ему:
- Дай я схожу к коменданту, с
которым договорился папа.
Но муж строго мне сказал:
- Дорогая жена моя, ты теперь
не генеральская дочь - жить будем
по моим возможностям и воинскому
званию!
- Согласна, согласна!
И мы поехали в тамбуре входа
на пароход, в «виллисе», куда он
меня посадил. Даже на полу мест
не было.
В Куйбышеве встретил папа,
как всегда, заботливо, предложил
свою помощь Георгию, чтобы по-
пасть в Ленинград, но мой сокол
отказался:
- Спасибо, Юрий Иванович,
но я сам!
И угодил в Каменку-Белинскую
под Пензой. А я одна вернулась в
Ленинград. И только через полгода
он получил назначение в Ленин-
градский военный округ. Дальше
было неземное счастье, ожидание
первенца, а впереди ждало много тя-
желых болезней и переживаний.
Но это уже - другая книга.
Незабываемым Парадом По-
беды закончилась для нас Великая
Отечественная война.
Полночь, 9 мая 1995 года
P.S.
Утром наступит пятидеся-
тый День Победы «со слезами на
глазах». Прошло полвека, а память
хранит пережитое в годы войны, вот
только нет нашего стройного, чистого,
в алых знаменах Ленинграда. Это
«Санкт-Петербург» с его шопами и
рекламами, где нас называют «совка-
ми». Что же мы будем праздновать?
Незабываемое: «Человек человеку -
друг, товарищ и брат», возрождение
городов и сел из пепла войны, былое
могущество Державы - СССР, стояв-
шего во главе народной демократии.
Завтра прозвучат пятьдесят залпов
салюта пятидесяти годам трудов и
борьбы за счастье жить в мире, за
равные права на труд, образование,
лечение и отдых!
Пережив трагедию Великой Оте-
чественной войны, унесшей двадцать
семь миллионов жизней, мы в ущерб
себе дали нашим детям все самое
лучшее в надежде, что они будут до-
стойней отцов, матерей и дедов.
Но «дружба» с капитализмом
оказалась сильнее наших традиций -
дети и внуки решили жить «для себя, а
не для истории». «Демократы» повер-
нули колесо истории на капитализм, к
временам царизма, прославляя новых
«героев» и свергая героев советского
народа.
Вот почему плачут сегодня
ветераны. Завтра герои войны и труда
(в свои 70-80 лет!) совершат свой по-
следний подвиг: пройдут маршем по
своей Красной площади, поклонятся
останкам тех, кто вел их от победы
к победе в труде на благо народа и в
боях за Родину.
И хочется верить, что огромная
работа радио и телевидения в пред-
дверии 50-летия Победы, вновь
поднявшая память о героическом
труде и защите народов от фашизма,
пробудит уснувшую совесть значи-
тельной, лучшей части наших со-
отечественников и повернет жизнь
на справедливые «круги своя».
Дорогой читатель! Спасибо,
что до конца прочел мои записки.
Прости некоторую сдержанность
и сухость изложения событий,
которые на самом деле заставляли
рыдать в подушку, от которых за-
мирало сердце в ужасе и страхе.
Поверь, что большинство ленин-
градцев скрывало от людей минуты
слабости, чтобы окружающие тоже
находили силы жить, бороться и
трудиться для Победы.
Большинство страниц писала
без черновиков: годы (уже за семь-
десят) и здоровье уже на исходе,
вот и торопилась сохранить, пока
есть память, правду о Ленинграде
и ленинградцах, рядом с которыми
сформировались мой характер и мои
принципы, которым я не изменила
во всех перипетиях трагической
судьбы советских людей.
Постарайся почувствовать со-
стояние души каждого из прошедших
по этим страницам, а о подробностях
ужасов блокады написаны уже тол-
стые тома - я из памяти выбирала
черты настоящих ленинградцев и
писала правду, только Правду.
Спасибо, дорогой друг, если мои
записки тронули твою душу и твое
сердце!
С любовью. И. Милова
63
История Петербурга. № 3 (49)/2009
предыдущая страница 62 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн следующая страница 64 История Петербурга №49 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст