А. В. Конивец
Через несколько дней после
Октябрьского вооруженного вос-
стания в Петрограде - 30 октября
(12 ноября) 1917 года, именем Ре-
спублики бывший Зимний дворец
был объявлен «Государственным
музеем наравне с Эрмитажем» (но
Эрмитажу он тогда не принадле-
жал). Вскоре он стал именоваться
Дворцом искусств: в парадных залах
устраивали киносеансы, лекции и
модные в те годы диспуты.
Хотя согласно декрету бывший
Зимний дворец и числился тогда
музеем, в первые два года новой
власти он больше походил на дом
культуры.
В Гербовом и Николаевском
залах время от времени давала пред-
ставления труппа Эрмитажного
театра, периодически в этих же залах
проходили симфонические концерты,
а несколько раз в месяц устраивался
«кинематограф». Как правило, в день
давали два-три сеанса, обязательно
предварявшихся лекцией.
От желающих не было отбоя и
трудно сейчас сказать, что больше
привлекало публику - желание
посмотреть «новую фильму» или,
поднявшись по парадной лестнице,
собственными глазами увидеть
залы, где еще недавно протекала
совсем другая жизнь.
Самое удивительное, что, не-
смотря на эйфорию первых по-
слереволюционных лет и призывы
футуристов сбросить старое ис-
кусство с корабля современности,
в Зимнем публике предлагался
исключительно классический ре-
пертуар. Это касалось и музыки, и
театра, и даже кинематографа. Так,
симфонические концерты из про-
изведений западной классики чере-
довались с программами из музыки
русских композиторов. Бетховен и
Шопен сменялись Чайковским и
Римским-Корсаковым. Все это ис-
полнялось Государственным орке-
стром Наркомпроса, образованным
из упраздненного Придворного
оркестра. Музыканты были те же,
изменилось только название, да еще
аудитория, перед которой они вы-
ступали. Эрмитажный театр также
не менял свой репертуар, его труппа
по-прежнему разыгрывала молье-
ровского «Тартюфа» и «Коварство
и любовь» Шиллера.
Специально для детей был со-
ставлен театральный репертуар, и
в 1918 году он не отличался от до-
революционного: «Синяя птица»,
«Снегурочка», «Двенадцатая ночь»,
из опер - «Руслан и Людмила»,
«Садко», «Золотой петушок». Но-
вых балетов также не было, шли
прежние спектакли: «Лебединое
озеро», «Спящая царевна», «Фея
кукол».
Так называемые «образцовые
постановки» были показаны в Эр-
митажном театре, но предваритель-
но было объявлено три конкурса
на декорации, а из представленных
работ устроена выставка1-
Кинематограф был под стать
театру - демонстрировались не
мелодрамы с Верой Холодной и не
популярные в то время комедии с
Мери Пикфорд и Дугласом Фер-
бенксом, а инсценировки мировой
классики.
Афиши приглашали зрителей
на сеанс, состоявший из художе-
ственного и документального филь-
ма, например: «Дон Кихот», картина
в трех частях, и научная «Воздух и
жидкий воздух»;
«Много ли человеку земли
нужно?», драма по Л. Н. Толстому,
и научно-видовая картина «Как
живут и работают японцы»;
«Сон», драма в трех частях по
произведениям И. С. Тургенева
и научно-видовая «Лондон и его
окрестности».
Билеты на эти киносеансы
расходились очень быстро, и посе-
тителей не смущало даже то, что в
нетопленых комнатах зимой стоял
холод, а в зале во время киносеанса
приходилось сидеть на тонких золо-
ченых стульях, не снимая бушлатов
и тулупов.
«ХРАМ ИЛИ ЗАВОД»
Осенью 1918 года в городе
прошли митинги на тему «Храм или
завод». Первые три были устроены
в Академии художеств, в основном
для художников и студентов. Это
был все тот же спор между сторон-
никами старого и нового искусства.
Как видно, поначалу профессио-
нальная дискуссия затянулась и
вылилась в еще один митинг - «для
широких трудовых народных масс»,
который прошел 24 ноября 1918 года
уже в Зимнем, - по этому случаю
был открыт Комендантский подъезд
(с площади). Объявление в газете
обещало выступление наркома
просвещения Луначарского, непре-
менного участника всех подобных
встреч, а также Николая Пунина,
возглавлявшего Петроградский от-
дел ИЗО и недавно назначенного
комиссаром Эрмитажа, художника
Натана Альтмана (он тогда занимал
пост заведующего секцией художе-
ственных работ коллегии по делам
искусств) и теоретика литературы
Осипа Брика (главы коллегии по
делам искусства и художественной
промышленности)2.
На деле же состав участников
митинга изменился. Луначарский
по каким-то срочным делам экс-
тренно выехал в Москву, поэтому
председательствовал на митинге
правительственный комиссар по
делам изобразительных искусств
Д. П. Штеренберг.
Он сам - художник, десять лет
проживший в Париже, учившийся
там живописи, а после революции
вернувшийся в Россию и назна-
ченный Луначарским, знавшим
его еще по Франции, руководить
художественной политикой стра-
ны. Давид Штеренберг - за новое
искусство, его картины не похожи
на привычную старую живопись,
и рядом с ним, а значит и с новой
властью - самые решительные но-
ваторы, которых раньше не призна-
вало официальное искусство. Один
2 5
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 24 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 26 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст