М
у зе и П е т е р б у р га
2 6
из них - Натан Альтман, настолько
увлеченный революционными
идеями, что к первой годовщине
Октября соорудил на Дворцовой
площади футуристические компо-
зиции, которые должны были знаме-
новать грандиозные исторические
перемены.
Открывал собрание Пунин,
страстный поклонник новых течений,
заслуживший репутацию идеолога
левого искусства и «воинствующего
футуриста». Его, как и Штеренберга,
также пригласил к сотрудничеству
Луначарский. В те первые годы после
революции все новое приветствова-
лось и поощрялось.
Через тридцать лет, в апреле
1949 года, профессора кафедры
всеобщего искусства Пунина уво-
лили из Университета, «как не обе-
спечившего идейно-политическое
воспитание студенчества». Испол-
нялось Ждановское постановление
о борьбе с «низкопоклонством
перед западом» и «формализмом
в советской культуре». К тому
же Пунин испортил отношения с
председателем ЛОСХа В. Серовым
(депутатом и дважды лауреатом
Рапопортом, взявшим в качестве
псевдонима фамилию автора «Де-
вочки с персиками») весьма не
лестно отозвавшись о его картине
«Ленин в Смольном». («Разве это
живопись, - это голенище!»).
В августе Пунина арестовали и
Особым Совещанием при МГБ при-
говорили к 10 годам лагерей. Через
четыре года он умер в лагерной боль-
нице поселка Абезь в Коми АССР.
..
Пространная речь Пунина сво-
дилась к тому, что Зимний дворец,
в котором, по его мнению, сосредо-
точились остатки прошлой куль-
туры, не выражает пролетарского
искусства. Правда, этого искусства
пока нет, но оно в скором времени
должно появиться. И если «бур-
жуазия считала искусство храмом, в
который нужно входить с трепетом,
то искусство для пролетариата не
священный храм, где лениво со-
зерцают, а труд, завод, который вы-
пускает всем художественные пред-
меты». Что это за «художественные
предметы» и что за завод их должен
выпускать, Пунин не объяснял, зато
долго говорил о Средних веках, о
Великой французской революции
и призывал рабочих, матросов и
красноармейцев, заполнивших зал,
создавать новое искусство. Помочь
им в этом должны будут художники,
которых оратор призвал организо-
вывать современные художествен-
ные школы.
Свое отношение к музею как
таковому Пунин выразил и в докладе
об отношении художника к музейной
деятельности. И тут симпатии Пуни-
на были явно не на стороне музейщи-
ков. «Профессиональные качества
музееведа, как принципы его отрица-
тельного отношения к художествен-
ному творчеству. Борьба музееведов с
художниками», - так прямолинейно
звучит один из тезисов его доклада.
Пунин считал, что между музееведом
и художником существуют противо-
речия, и причина этих противоречий
кроется в их профессиональных
интересах: один - хранитель и ис-
следователь, другой - «творящая и
воспитывающая сила».
Помимо этого, он упрекал му-
зейных работников в «эстетическом
дилетантизме» (но, надо заметить,
- не всех)3.
Брик, также сторонник всего
нового, представитель так называе-
мой «формальной школы» (один из
основателей ОПОЯЗа, с 1920 года
вместе с В. В. Маяковским издавав-
ший журнал «ЛЕФ») не отставал
от Пунина в своих суждениях о
пролетарском искусстве, он даже
пошел дальше, предлагая «вселить
в буржуазные квартиры не только
новых людей, но и новый дух»4.
Большой успех имело высту-
пление Маяковского. Его появление
явилось сюрпризом для публики,
ведь участие его в этом митинге
не было заявлено в афише. Он, по-
жалуй, высказался резче всех: «Ис-
кусство должно быть сосредоточено
не в мертвых храмах - музеях, а
повсюду - на улицах, в трамваях, на
фабриках, в мастерских и в рабочих
квартирах». Потом прочитал только
что написанное:
Белогвардейца
найдите и к стенке.
А Рафаэля забыли?
Забыли Растрелли вы?
Время
пулям
по стенам музеев тенькать.
Стодюймовками глоток -
старье расстреливай!
Старье охраняем искусства
именем
или
зуб революции
ступился о короны?
Скорее!
Дым развейте над Зимним -
фабрики макаронной!
(«Радоваться рано», 1918)
Эти призывы, которые он вы-
крикивал своим громоподобным го-
лосом, действовали на собравшихся,
наверное, сильнее, чем все заумные
речи Пунина и Брика.
«Белогвардейца - к стенке». Это
было понятно. Все газеты кричали о
том же. Белогвардейцев, а заодно с
ними и все старье, весь старый хлам
из дворца, который уже давно пора
превратить в макаронную фабрику.
К счастью, дальше призывов и
воззваний дело все-таки не пошло.
В Зимнем по-прежнему продолжали
устраивать симфонические кон-
церты и киносеансы и готовились к
открытию большой художественной
выставки.
ПЕРВАЯ ВЫСТАВКА
Образованный вскоре после
революции отдел ИЗО, призванный
руководить художественной жиз-
нью страны (Штеренберг, Альтман,
Брик и др.), в начале 1918 года
решил устроить художественную
выставку для народа, выполняя
таким образом основную свою за-
дачу, которую он определял кратко:
«искусство - трудящимся».
По мысли организаторов вы-
ставки (одним из них был Натан
Альтман), в ней должен был иметь
возможность принять участие каж-
дый, чувствующий себя творцом,
будь то профессиональный худож-
ник или рабочий. Подготовка к вы-
ставке началась только в середине
ноября 1918 года, раньше этого
сделать не удалось, так как в залах,
отведенных под выставку, располо-
жились делегаты, приехавшие на
съезд деревенской бедноты. Потом
начались Октябрьские праздники, и
в парадных залах шли торжествен-
ные заседания и концерты.
В ноябре Петроградские газеты
объявили, что художники могут
приносить свои работы во Дворец
искусств, особо принять участие в
выставке приглашались рабочие.
«Отдел Изобразительных Искусств
принял ряд мер, чтобы привлечь к
участью на выставке художников-
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 25 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 27 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст