м
у зе и П е т е р б у р га
Экспозиция ГМР в залах Зимнего дворца.
Ленинград. 1926 г.
Третьи настойчиво требуют пока-
зать им спальню примы-балерины,
где якобы проходили ее тайные
свидания с Николаем Вторым, и
никак не соглашаются поверить, что
последний российский император
никогда не переступал порог особ-
няка Кшесинской.
Но, конечно, не эти легенды,
а реальная многогранная жизнь
характеризует всю историю музея.
Однако и без легенд понять ее также
невозможно, как зачастую невоз-
можно вообще отличить правду от
вымысла в рассказах о прошлом.
Многое из музейной жизни мы
знаем не из документов, их по раз-
ным причинам не сохранилось, а
из воспоминаний участников тех
событий и устных преданий, автор-
ство которых неизвестно. У самого
слова «легенда» есть несколько
значений. Так называют историче-
ское предание, окутанное ареолом
тайны и художественного вымысла.
Легендарным мы именуем важное
событие или выдающуюся личность
прошлого. В музейном сообще-
стве именно так принято называть
историю поступления и бытования
каждого экспоната. Легенда музей-
ного предмета включает все досто-
верно установленные сведения о его
судьбе до поступления в музейное
собрание, о людях, им владевших,
и событиях, в которых он принимал
участие, а также возможные версии,
связанные с ним и его поступлением
в коллекцию.
По-своему легендарной можно
назвать и всю 90-летнюю историю
музея, одновременно героическую
и трагическую. Ведь отбирать и
хранить артефакты, отражающие
историю взаимоотношений госу-
дарства и общества, оценка которых
менялась вместе с властью, было
не только не просто, но нередко и
опасно.
Задуманная как героическая
летопись, как иллюстрация и дока-
зательство всепобеждающей и пре-
образующей общество силы народ-
ной революции, коллекция вобрала
в себя, в том числе, и свидетельства,
прямо противоположные главной
цели ее создателей. Принципы
формирования музейного собрания,
исповедуемые несколькими поколе-
ниями музейных сотрудников, их
отношение к отечественной истории
и к миссии музейного историка,
нередко оказывались сильнее пар-
тийных установок. Так, в музейном
собрании появлялись объективные
свидетельства не только историче-
ских побед, но и роковых ошибок и
поражений. Такие музейные «воль-
ности» не поощрялись властью, кол-
лективу музея нередко приходилось
расплачиваться и сотрудниками, и
частью коллекции.
13
мая 1919 года «Петроград-
ская правда» печатала тревожные
сводки о боях на Восточном фрон-
те, писала о начале суда в Берли-
не над убийцами К. Либкнехта и
Р. Люксембург, о состоявшихся на
Волковом кладбище скромных по-
хоронах известной народницы Веры
Засулич и забастовке служащих
на центральной электростанции.
Среди этих сообщений на четвертой
странице почти затерялась скром-
ная заметка в разделе «Культура и
жизнь», озаглавленная «Всероссий-
ский музей русской революции». В
ней кратко излагалось содержание
«проводимого в срочном порядке»
Совнаркомом РСФСР Положения
о музее революции. В соответствии
с ним по всей стране предполагалось
Сотрудники Ленинградского музея революции после открытия выставки
к 10-летию Октябрьской революции. Во втором ряду 5-й слева -
директор музея М. Б. Каплан, 6-й - зам. директора П. И. Буткевич.
Ленинград. Ноябрь 1927г.
31
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 30 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 32 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст