м
у зе и П е т е р б у р га
Занятие со школьниками в Государственном музее революции.
Ленинград. 1937 г.
мировалась сеть филиалов му-
зея Революции: Трубецкой басти-
он Петропавловской крепости,
Шлиссельбургская крепость, «Ша-
лаш» и «Сарай» в Разливе, музеи
В. И. Ленина в Смольном и в Мра-
морном Дворце, усадьба графа
А. А. Аракчеева в Грузино и др.
Позднее, в 1936 году, по реше-
нию горкома ВКП(б) коллекти-
ву было дано задание создать на
правах своего филиала в особняке
Матильды Кшесинской музей,
посвященный С. М. Кирову. По
иронии судьбы или благодаря исто-
рической справедливости через 20
лет туда переместится сам музей
Революции.
Первое десятилетие существо-
вания ГМР можно назвать эпохой
романтических отношений с вла-
стью. В те годы жизнь музея в целом
была интенсивной и плодотворной.
Он бурно развивался, проводилась
активная экспозиционная и выста-
вочная работа. То был период обще-
признанного лидерства ГМР среди
других историко-революционных
музеев страны. Благодаря самоот-
верженности сотрудников музея,
которые для формирования кол-
лекции использовали не только ко-
мандировки, но и свое личное время
и отпуска, Государственный музей
Революции стал не только первым,
но и главным в стране историко-
революционным музеем.
В тоталитарном государстве
длительный роман исторического
музея и власти без ущерба для
музея и истории оказался невоз-
можен. Трудности начались уже
на рубеже 1930-х годов. Первый
музейный съезд СССР, состояв-
шийся 1-5 декабря 1930 года, дал
старт широкомасштабной реформе
музейного дела, которая затронула
все музеи страны. В соответствии с
его постановлениями и партийны-
ми рекомендациями генеральная
перестройка музейного дела сопро-
вождалась не только решением про-
блем развития музеев. Сталинский
тезис об обострении классовой
борьбы по мере строительства со-
циализма, привнесенный съездом в
музейное дело, дал толчок к поиску
«классовых врагов», «вредителей» и
«диверсантов», в том числе и в среде
музейных работников.
По стране прокатилась волна
свертывания музеев, особенно до-
сталось «буржуазному краеведе-
нию». Это все не могло не отразить-
ся и на формировании исторических
музеев. Музейный предмет отходил
на второй план. «Старые» под-
линные экспонаты стали уступать
место диаграммам о сплошной кол-
лективизации сельского хозяйства
и индустриализации страны, экс-
позиции превращались в пропаган-
дистскую иллюстрацию основных
законов марксистско-ленинской
диалектики. Одновременно с этим
значительная часть листовок и до-
кументов сомнительного, с точки
зрения органов власти, содержа-
ния изымалась из фондов музея и
передавалась в ИМЭЛ (институт
Маркса, Энгельса, Ленина) и Цен-
трархив без объяснений и подроб-
ных описей.
Постепенно закрылись все
«исторические комнаты» в Зим-
нем дворце, в которые ранее были
превращены покои российских
императоров с сохранившейся об-
становкой. Государственный музей
Революции, уповая на завоеванный
ранее авторитет, счел возможным
вступить в борьбу за право соз-
дания исторических экспозиций,
сочетающих подлинные предметы
с минимумом вспомогательного ма-
териала. Какое-то время коллективу
более-менее удавалось сохранить
и свое объективное отношение к
фактам истории, и уважение к под-
линному музейному предмету как
главному элементу экспозиции.
«Гром» окончательно грянул
вскоре после убийства С. М. Кирова.
На заседании бюро Ленинградского
горкома ВКП(б) 22 мая 1935 года
были вскрыты «серьезные методо-
логические ошибки» в экспозици-
онном показе истории революцион-
ного движения и коммунистической
партии. Музей закрыли на шесть ме-
сяцев. По мнению партийных орга-
нов, экспозиция и оценки музеем ре-
волюционных событий и роли в них
ряда партийных и государственных
деятелей пришли в противоречие с
политической ситуацией в стране.
Основные же причины коренной
перестройки экспозиций лежали в
необходимости трансформации все-
го музейного показа через призму
пресловутой «теории двух вождей»,
а также в связи с переходом ряда
партийных лидеров и деятелей ре-
волюционного движения в разряд
противников советской власти, а то
и просто «врагов народа».
В научном архиве музея со-
хранились многочисленные свиде-
тельства того, как именно в те годы
сначала из экспозиции, а затем и из
коллекции были изъяты докумен-
ты и фотографии лидеров Бунда,
меньшевиков, эсеров, лидеров дру-
гих «враждебных пролетарскому
социализму партий и обществен-
ных течений». С того времени все
последующие годы деятельность
Музея находилась под бдительным
контролем партийных органов. Все
выставки и экспозиции еще на ста-
дии их научной подготовки и отбора
экспонатов тщательно проверялись
партийными представителями на
предмет их соответствия офици-
альной партийной пропаганде. Из
экспозиции изымались и отправля-
лись в «спецхран» музея неугодные
35
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 34 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 36 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст