М
у зе и П е т е р б у р га
власти экспонаты. Из документов
и фотографий в массовом порядке
вымарывались «не заслуживающие
исторической памяти» фамилии и
лица, какие-то экспонаты просто
фальсифицировались или уни-
чтожались.
Вот всего один из многих ха-
рактерных примеров исправления
«исторически неправильных» экс-
понатов. На заседании художе-
ственного совета Музея Революции
13 октября 1936 года рассматри-
вался эскиз художника С.В. Спи-
рина «Сталин в ссылке» на предмет
помещения его в экспозицию. По
мнению представителя горкома
партии - члена художественного
совета (в ту пору в состав Колле-
гии, художественного и научно-
методического советов музея обя-
зательно входили представители
партийных органов), содержание
эскиза не соответствовало «теку-
щему моменту», и использование
его в качестве экспоната выставки
было признано невозможным. В ре-
зультате, в постановлении художе-
ственного совета музея появилось
требование: «.
..Считать необходи-
мым внести серьезные изменения
в эскиз: сделать иную расстановку
фигур так, чтобы яснее была пере-
дана моральная изолированность
Каменева, самого Каменева трак-
товать так, чтобы ясно было, что
он вызывает возмущение, часть
группы повернуть к Каменеву с на-
строением презрения.». Эскиз был
переделан.
В предвоенные годы музей
вновь неоднократно закрывался за
несоответствие «генеральной линии
партии». Вычищались коллекции
с обнаруженными документами
«врагов народа», число которых
росло с каждым днем, репресси-
ям подвергались и сотрудники, и
фондовые собрания. С риском для
жизни сотрудникам иногда уда-
валось прятать отдельные ценные
экспонаты.
В музее до сих пор сохранились
предания о том, как хранители
меняли фамилии на бирках скуль-
птурных портретов тех деятелей,
имена которых попадали в «черный
список», прятали небольшевистские
документы и фотографии среди
вспомогательных материалов. Чаще
всего члены комиссий по изъятию
музейных предметов не обладали
глубокими историческими знания-
ми или были вовсе невежественны.
К примеру, так удалось сохранить
ряд меньшевистских документов
и листовок. Ведь на них, как и
на большевистских изданиях до
1918 года, значилось: «Российская
социал-демократическая рабочая
партия» (РСДРП). Разобраться,
какой из двух партий принадлежало
каждое конкретное издание, мало-
грамотные цензоры были просто не
в состоянии.
Тем не менее, музей под неусып-
ным партийным оком вынужден
был превращать свои исторические
экспозиции в обычную иллюстра-
цию «Краткого курса истории
ВКП(б)». Ценнейшие свидетель-
ства политической жизни страны
заменялись в экспозициях на пропа-
гандистские материалы о всемирно-
историческом значении победы
социализма в СССР. Изымались из
экспозиции разделы, отражавшие
революции в Европе.
Вчитываясь сегодня в скупые
бюрократические строчки докумен-
тов научного архива музея, понима-
ешь, с какой беспощадностью и без-
ответственностью к историческому
наследию «зачищалась» коллекция
музея от «идеологически вредных»
свидетельств «неправильной» исто-
рии страны. Передачи в архивы, в
спецхранилища и физическое уни-
чтожение экспонатов проводились
зачастую без обязательных описей
пачками, коробками, ящиками.
Коллектив по мере возмож-
ностей старался сохранить свое
«историческое лицо», боролся за
право показа истории на основе
подлинных экспонатов, но тщетно.
Проверки партийных комиссий за-
вершались отстранением от работы
с посетителями или увольнением
политически неблагонадежных
сотрудников. По оценкам горкома
ВКП(б), в 1938-1939 годах коллек-
тив музея не успевал следовать за
официальными партийными уста-
новками, не справлялся с задачей
построения экспозиции в полном
соответствие с «Кратким курсом
истории ВКП(б)».
С началом Великой Отечествен-
ной войны партийный «пресс» на
музей на короткое время умень-
шился. Небольшой коллектив само-
отверженно работал в тяжелейших
условиях фашистской блокады
Ленинграда. В 1941-1945 годах в
коллекцию поступило несколько
десятков единиц хранения, отра-
жающих героический подвиг народа
в период Великой Отечественной
войны. За эти же годы музей создал
123 выставки, которые добирались
даже до передовой линии обороны
Ленинграда. Именно тогда коллек-
цию пополнили многочисленные
свидетельства беспримерного муже-
ства ленинградцев, ставшие бесцен-
ными реликвиями собрания ГМР.
Первые послевоенные годы в
истории ГМР оказались самыми
драматичными. Началась нерав-
ная борьба за его существование.
6 января 1945 года президиум Лен-
горисполкома принял роковое для
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 35 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 37 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст